На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Я очень плохо отношусь к реакции, когда люди скорбят по французским жертвам и при этом ни минуты не скорбят по российским жертвам

2015.11.18 , Комсомольская правда , просмотров 3996

Челышев:

- Как вы относитесь ко всей этой истории с флагами? Красить – не красить аватарки в цвета французского флага?

Делягин:

- Это личное дело каждого. Действительно, есть большое количество людей, которые не воспринимают трагедию, когда погибли российские туристы. Ну кто они такие: быдло, «ватники», гореть им на фиг. Кто они такие? А французы – цивилизованные люди. Нет, на самом деле мы недалеко от этих людей ушли. Когда в Найроби, в Кении, вырезали двести с лишним детей в христианском колледже, мы как-то не дернулись по этому поводу. Это далеко, это в Африке, им положено. Просто есть реакция просвещенного Запада, что русские – не люди. И многие представители европейской культуры, которые живут у нас, вполне эту позицию разделяют. С другой стороны, есть огромное количество людей, давайте вспомним, не было массовой волны в интернете, когда только-только разбился этот лайнер. Кто-то просто не услышал, кто-то не придал внимания, кто-то не понял, что там все погибли. А здесь все это есть.

Я очень плохо отношусь к реакции, когда люди скорбят по французским жертвам и при этом ни минуты не скорбят по российским жертвам. Но я не знаю, что в голове у этого человека. Я тоже снял ролик про Париж и выложил в интернет, но я не выложил ролик про Синай. Я знаю, что я включил камеру, сел перед ней, я не смог ничего сказать. У меня был первый случай в моей жизни, когда я не мог говорить под камеру. Поэтому я ее выключил и закрыл эту тему. Вполне возможно, что кто-то точно в таком же состоянии находился. Но когда эту позицию занимают общественно значимые люди, ну… Есть люди, которые кавалеры ордена Французского Легиона, а есть люди, которые просто не любят эту страну, как они ее называют. Вот и все.

Помните, был такой Альфред Рейнгольдович Кох, главный приватизатор, потом с ним случилась неприятность. Он, судя по всему, вывозя из России картину, оценил ее так же, как привык оценивать российские заводы и фабрики. Его обвинили в контрабанде. Это ж не приватизация, это оценка. И он до сих пор страшно переживает по этому поводу и в Россию не возвращается. И он сказал, когда был теракт 11 сентября в Нью-Йорке, он сам задумался. Это было потрясающе. Он на вопрос журналиста задумался и говорит: слушайте, а почему я сейчас так переживаю, а в 1999 году, когда взрывали Москву, я не переживал, у меня не было такого чувства. И он нашел ответ: наверное, потому, что у меня в Нью-Йорке все улочки родные. Вот есть люди, у которых родные улочки в Париже. И тогда они не будут переживать по нашим трагедиям, а по парижским трагедиям переживать будут. Это вопрос мироощущения. Хотя выглядит, конечно, это предельно омерзительно. Но еще раз: частное лицо имеет право творить все, что угодно. Не нравится – забаньте. А вот когда этим занимаются на уровне средств массовой информации, на уровне политики, на уровне формирования общественного сознания, извините, это уже другая категория.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015