На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Во Франции сложилась совершенно самоубийственная массовая культура, что любое меньшинство всегда право

2015.11.18 , Комсомольская правда , просмотров 3024

Челышев:

- Почему Франция? Почему мигранты сотнями тысячами, валом валят и во Францию, и в Германию, и в Великобританию, но за последний год нападениям несколько раз подверглась только одна Франция из стран большой европейской семьи?

Делягин:

- Во-первых, это самая большая мусульманская страна Европы. Как бы много не было мусульман в Великобритании, все равно во Франции больше. И в Великобритании пакистанцы интегрированы в общество, что бы там мы ни говорили, как бы там от них не шарахались. Они живут на особицу, они живут своим обществом, но они не являются источником опасности для окружающих в массе своей. Второе. У Франции со времен Просвещения сложилась совершенно самоубийственная массовая культура, очень сильная, очень влиятельная в политике, более влиятельная, чем в Великобритании и даже чем в Германии, что любое меньшинство всегда право. Вот если вы принадлежите к меньшинству, не важно, какому, вы уже правы по отношению к большинству. Вас нужно холить, лелеять и защищать. Поэтому «Шарли Эбдо» - порнографическая и омерзительная – существует. Хотя и балансировала на грани банкротства, пока их не перестреляли. И точно так же существуют, холятся и лелеются мусульманские общины, которые вообще не всегда понимают, что они живут на чужой территории, а не на своей. Считают, что это их земля. Я бываю в Париже довольно часто, на протяжении последних двадцати лет, раз в два года примерно, раз в три года, может быть.

И последний год я не был, последние полтора года, но люди, которые там были за полтора месяца до теракта, они приехали в полном ступоре и говорили, что им казалось, что «Мечеть Парижской Богоматери» – это фантазия. Но вот они убедились, что это просто некоторый тренд, что это уже есть, и в определенных отношениях это, скорее всего, будет даже преуменьшение. То есть человек написал «Мечеть Парижской Богоматери», Елена Чудинова, с натуры. Самое сильное впечатление от Парижа у людей, которые там много раз бывали, его хорошо знают и так далее. И это же самое сильное впечатление, были с ними люди абсолютно европейские, абсолютно либеральные по взглядам, ни минуту не политизированные. Вот были бы чуть постарше, ходили бы на Болотную площадь. В центре города пахнет мочой. Я приношу извинения, что я это говорю. Когда в городе есть Лувр, Эйфелева Башня, Норт-Дам, чудесные прогулки по Сене, потрясающая кухня, виды и все остальное, и люди, не те, которые хотят выискать что-то плохое, а которые ценят, знают и понимают этот город, и у них самое сильное впечатление – вот такое, извините, наверное, это уже немножко не та Франция, которую мы привыкли рисовать на картах или находить на картах. Это страна без чувства самосохранения. Это толерантная страна в прямом, в медицинском смысле слова. Толерантность в медицинском смысле слова означает смерть.

Челышев:

- Эти теракты изменят отношение французов к мигрантам и этой самой системе ценностей, которую вы только что описали?

Делягин:

- Не всех. Было два тренда. Первый тренд – это продолжение того, что было после «Шарли»: это ничего не значит, нельзя косо посмотреть на мусульманина, он святой, потому что он мусульманин и принадлежит к меньшинству. И второй тренд, его раньше не было, были массовые призывы в социальных сетях сжигать мечети. И ночью выгорело 10 тысяч квадратных метров в крупнейшем мусульманском лагере под Кале. Это те, кто прорывался в Великобританию по тоннелю и кого все-таки ловили в этом тоннеле, возвращали обратно. Но об этом французские медиа замалчивают. Я думаю, что французское государство останется прежним. Потому что не только социалистам, но и многим другим нужны мигранты. Социалистам нужны, потому что мигранты, получающие гражданство, голосуют за них. Именно мусульмане сделали президентом Олланда. Я думаю, что Олланд прекрасно понимает, что, с одной стороны - мусульмане французские, с другой стороны – американцы. Все, две основных силы.

С другой стороны, людям, которые занимают более патриотические позиции, тоже нужны мусульмане как постоянная страшилка. В этом отношении Марин Ле Пен, конечно, наберет очки. Но президентские выборы она проиграет Саркози. Потому что Саркози сможет сделать то же самое, что он сделал прошлый раз, когда он становился президентом. Он скажет: смотрите все, вы меня не любите, я тоже себя не очень люблю, но если приду не я, то придет Ле Пен. Тогда он это сделал со старшим, сейчас это сделает с Марин Ле Пен. Что касается того, что его люто ненавидят американцы и категорически не хотят, он человек договороспособный. И на него такое количество компромата, я не думаю, чтобы все документы, связанные с тем, как он брал деньги у Каддафи, ему удалось уничтожить в Ливии. А если даже удалось уничтожить все документы, то современные медиа позволяют придумать что угодно.

Челышев:

- Если Саркози, то ситуация с мигрантами во Франции, получается, не изменится? И по-прежнему будут открыты все двери?

Делягин:

- Если Саркози, то он все-таки немножечко нормализует ситуацию. Немножко прикроет двери. Он спросит: а чем Франция хуже Польши? Чем Франция хуже какой-то второй страны, которая тоже закрыла свои границы для мигрантов. Так что я думаю, что он сможет немножечко нормализовать ситуацию. Он же смог тогда справиться с арабскими пригородами. Причем смог без применения насилия. Там реально убивали полицейских. И полицейские бежали из некоторых объятых огнем пригородов. Он заблокировал банкоматы и остановил всю социальную инфраструктуру. Так что родители поняли, что их дети вырастут бандитами, они все-таки этого не хотят. А получающие пособие мамаши поняли, что им придется идти до следующего банкомата лишние 500 метров в соседний район. А еще нужно учесть, что это Франция – единая страна, арабские пригороды устроены по-разному, не из каждого арабского пригорода можно зайти в соседний район арабу. Там могут быть его враги. И после этого насилие очень быстро пошло на спад и закончилось. Так что он очень хорошо с этим обошелся.

И, в принципе, при том, что он нам не друг и он себя показал очень во время кризиса войны 2008 года, когда, по моим ощущениям, это он принудил к остановке войск, я уж не знаю, чем он шантажировал тогдашнее российское руководство, не знаю, но именно после разговора с ним Медведев остановил войска. Но тем не менее, это, во всяком случае, лучше, чем Олланд. У меня принципиальная позиция. Нам не нужны в других странах пророссийские политики. В этом отношении Франция ничуть не отличается от Украины или Белоруссии. Нам нужны в каждой стране патриотически ориентированные политики, которые хотят блага для своего народа. Тогда мы с ними договоримся без проблем.

Челышев:

- И все-таки, если французы так любят мигрантов и так толерантно относятся к мусульманам, в том числе радикальным, то почему радикалы именно во Франции раз за разом в течение одного только этого года устраивают теракты? За что они их так?

Делягин:

- Простите, если вы будете кормить бешеную собаку, я имею в виду именно радикалов исключительно, то она вас будет кусать просто с удвоенным удовольствием. И всё. Радикалы приехали во Францию не для того, чтобы дружить с местным населением, а для того, чтобы превратить местное население в себя. Они приехали во Францию не за пособиями и даже не за работой. Они приехали во Францию, чтобы превратить Францию в часть халифата. Если им дают послабления, то они понимают это как слабость и начинают резать. Мы это тоже проходили на своей территории очень хорошо. Что есть субкультуры, которые понимают только силу. Вот вы проявили силу, после этого можете дружить. Не проявили силу, вы баран, а не человек. И с вами нужно поступать как с бараном. Вот это, я думаю, то, как… - опять-таки, я не знаю этого, - исламские фундаменталисты относятся к Франции. Очень забавно на этом фоне, как российская либеральная интеллигенция относится к России, которая страшно и истово скорбит по Франции и не обращала внимания на нашу трагедию.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015