На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Стоит ли сейчас бояться летать?

2015.11.05 , Комсомольская правда , просмотров 2540

«Должно настораживать, когда авиакомпания часто проводит ребрендинг»

 Делягин:

- Сергей Мордвинов, который возглавлял эту компанию до перестановок 21 октября, сейчас является главой аэропорта Оренбурга. Это понижение или повышение?

Делягин:

- Я думаю, вовремя ушел. Я думаю, что это сопоставимо. Это передвижение, скорее, по горизонтали. Хотя я думаю, что профессионалы в отрасли, может быть, меня поправят. Все зависит от состояния «Когалымавиа» и состояния аэропорта Оренбурга, которым я пользовался один раз в жизни. Мне Оренбург очень понравился, но это взгляд постороннего человека.

Афонина:

- Должно ли быть тревожным сигналом то, что компания несколько раз производит ребрендинг?

Делягин:

- Все зависит от ситуации. «Сибирь» поменяла название на S7, когда украинцы сбили ее самолет пассажирский, когда погибли люди. Просто чтобы не ассоциироваться, это изменение понятно. Когда ребрендинг происходит без понятных причин, это должно вызвать настороженность. Но в целом, когда авиакомпания небольшая, в наше время это уже должно вызвать настороженность, потому что у нас сейчас кризис. Сокращение авиаперевозок длится больше года и будет длиться дальше. И понятно, что у малых авиакомпаний уровень надежности ниже, чем у больших. Соответственно риски выше. Поэтому есть компании средние, типа «Оренбургавиа», которые средние, но компании маленькие, я бы поостерегся летать маленькими компаниями сейчас.

Афонина:

- Пять бортов – это маленькие компании?

Делягин:

- Да, конечно.

 

Если авиакомпания уходит с регулярных на чартерные перевозки, её ответственность снижается

 

Афонина:

- За счет чего они выживают в таком случае? Сейчас мы видим, «Когалымавиа» занималась внутренними перевозками, потом вышла на рынок чартерных.

Делягин:

- Все зависит от менеджмента. Где-то начинают сокращать все расходы, совершенно не задумываясь о последствиях. И снаружи это не видно. А это может создать риски. Где-то просто начинают работать лучше, если корпоративная культура позволяет. Где-то вылезают на другие рынки. Скажем, «Когалымавиа», если я правильно понимаю, она перешла с внутренних регулярных рейсов на внешние чартерные. Это понятно. Потому что внутренние регулярные рейсы – это большая ответственность. Нужно более четко соблюдать график. И внешние чартерные – есть возможность, особенно если у вас своя туристическая компания в связке с вами, то вы можете своими туристами загружать свои же чартеры, и это обеспечивает вам сбыт. А летать местными авиакомпаниями – у нас местный туризм не развит. Это, с одной стороны, оптимизация бизнеса, с другой стороны, это снижение ответственности. Когда чартер опаздывает на три часа, это никого не удивляет. Кроме того, на регулярных рейсах, я думаю, сейчас идет снижение потока пассажиров. Причем оно непредсказуемо. А если у вас своя туристическая компания загружает ваш же чартер, тоже может быть снижение, но вы управляете, вы контролируете это снижение. Вы заранее знаете, каким рейсом люди полетят, каким не полетят, потому что вы управляете загрузкой через эту туристическую компанию. Так что с точки зрения бизнеса это понятно. Это не очень радует, но мы видим, что происходит сейчас с малым бизнесом, на примере «красногорского стрелка». Если брать реальный малый бизнес, а не тот, который написан в учебниках. Это тоже, на мой взгляд, может расцениваться как некоторое проявление трудностей. Как то, что государство должно внимательно относиться к среднему бизнесу и к относительно малому бизнесу.

Афонина:

- Больше всего нас интересует, что будет с «Когалымавиа», с их самолетами? Пострадает ли от этого турбизнес? Не так давно туроператоры были неприятно озадачены ситуацией с «Трансаэро». А сейчас еще и «Когалымавиа». Буквально вчера появилась информация о том, что до выяснения обстоятельств трагедии самолетами А-321 компания «Когалымавиа» пользоваться не может. Потом Ирина Тюрина, точнее – Ассоциация туроператоров России – разъяснила, что речь идет не о моментальном исчезновении всех «Эйрбасов» с маршрутов. Будут проверять по одному самолету. Тем не менее, это достаточно неприятно поразило туротрасль.

Тюрина:

- Дело в том, что у компании «Когалымавиа» все борта, их шесть осталось, А-321. Это фактически остановка авиакомпании и остановка полетной программы оператора «Бриско», и там еще некоторые другие операторы пользуются услугами этой авиакомпании. Здесь какие варианты? Либо приостановка полетов. Должен быть назначен другой перевозчик, который будет перевозить туристов. Потому что деньги заплачены, туры куплены. Хотя безопасность, конечно, на первом месте, тем не менее. Второе. Может быть, туроператор сейчас экстренно будет искать замену бортам. Они в принципе на рынке есть. Конечно, это будут неудобные вылеты – ночные, с пролетом через другие города и так далее. Какое будет принято решение – сказать пока сложно. Людям надо связываться со своими агентствами. По идее, туроператор должен распространить информацию о том, что как будет осуществляться или не будет осуществляться выполнение полетных программ.

Афонина:

- Почему у потребителя нет права выбора? Мы приобретаем турпакет и не можем выбрать, какой компанией мы летим.

Делягин:

- Здесь у вас есть выбор. Вы можете зайти в интернет, купить себе сами билет на самолет. Забронировать отель самостоятельно. И все нормально. Причем более того, по многим направлениям, если вы рассматриваете предложения туристические, то гораздо дешевле планировать все самому. Но на массовых курортных направлениях идет большой поток людей, туристические фирмы имеют большие скидки. Как бы этими скидками вами делятся. И вы просто получаете все не только проще, удобнее и вам не нужно ни о чем думать, но и действительно дешевле. То есть здесь ваш выбор. Здесь выбор есть. Вы можете лететь одной компанией туристической, вы можете лететь другой туристической компанией. Я никогда не слышал в жизни про фирму «Бриско», может быть, она у себя где-то известна, но в Москве, в Санкт-Петербурге, где-то еще вы можете выбирать из большого количества компанией. Тоже есть некоторый риск, что они обанкротятся в последний момент, как бывало не раз, но тем не менее, крупные, достаточно устойчивые, со своими сервисными службами, с нормальной репутацией. Можно зайти и почитать отзывы за последние двадцать лет через интернет.

Стоит ли сейчас бояться летать

Афонина:

- Те, кто соглашается летать «Когалымавиа», мы знаем, когда произошла эта трагедия, в этот же день вечером вылетал рейс в Шарм-эль-Шейх, 16 человек только отказались от полета. Это говорит о том, что люди думают, что это единичный случай, два раза бомба в одну воронку не падает? Или наш российский авось?

Делягин:

- У всех по-разному срабатывает. Мне приходилось лететь «Волгоградавиа», у них было вообще всего два самолета. Один из этих самолетов угнали террористки-смертницы, взорвали его недалеко от Москвы. По дороге в Москву. И где-то через месяц после этого мне пришлось лететь оставшимся вторым бортом. Я могу сказать, что это смешанное ощущение довольно сложное. Сначала мне было безразлично, передо мной сидели два мужика, которым было очень страшно, они всю дорогу пили водку. Тогда еще наливали. И к концу полета уже им было очень хорошо и спокойно, а весь их страх переместился ко мне. Так что здесь разные есть соображения. Но я думаю, что это то, что вера наших пассажиров, наша общая вера в то, что технический контроль есть, что он работает, что люди в среднем выполняют свои обязанности. И даже если что-то произошло исключительное, но это именно произошло как исключительное, это не правило и никогда не буде правилом. Я думаю, что в целом это здравое поведение. Рациональное поведение.

Афонина:

- Перейдем к реальности. А что на самом деле?

Делягин:

- Я думаю, что на самом деле примерно так оно и есть. Потому что самолеты периодически падают, что-то случается, но даже если убрать теракты, летать безопасно. Я человек, который летает минимум раз в две недели, а то и раз в неделю. И даже сложных посадок у меня за последние десять лет не было ни разу. Хотя чем только я ни летал.

Афонина:

- А как же загоревшийся борт этой компании «Когалымавиа» в одном из российских городов и сгоревший самолет? Стюардессы выкладывали видео того, как отказывала определенная техника?

Делягин:

- Если стюардесса такое выложила, если государственный контроль на основании этого не провел проверку вплоть до запрета полетов, то вообще у нас государство существует, или это просто некоторый черный ящик, который с нас собирает налоги, потом их распихивает по тем или иным карманам, а нас посылает далеко, и высоко, и падать с большой высоты?

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015