На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Люди мимо кассы

2009.02.13 , Новая Газета , просмотров 1116

Пакт потреблятства аннулирован. Но россияне пока в это не верят

Власть Путина базировалась на четком и недвусмысленном общественном договоре, не закрепленном, как это водится в нашей стране, ни на какой бумажке, но четко осознаваемом как правящей бюрократией, так и обществом. Он был простой калькой аналогичного договора, сложившегося во время брежневского застоя, и заключался в согласии общества на любые мерзости и несуразности, творимые от его имени государством, в обмен на улучшение, пусть даже и медленное, уровня жизни.

Правящая бюрократия предпочитала звать это настроение «консьюмеризмом»; российские аналитики использовали более литературный перевод соответствующего американского термина  (потреблятство), но суть дела от этого не менялась.

Винить за него россиян нельзя — в этом пакте выразилась их простая и робкая тоска по нормальной человеческой жизни после кошмара либеральных реформ 90-х годов, уничтоживших благосостояние десятков миллионов семей и ставших трагедией для большинства сограждан.

Мировой финансовый кризис, перешедший в острую фазу еще в августе 2007 года, лишил российскую клептократию возможности притворяться, что она выполняет условия этого пакта. Нефть продолжала дорожать, но удорожание кредита подтачивало паразитарную экономику, построенную в 2000-е годы, и год с сентября 2007-го по сентябрь 2008-го стал первым годом правления Путина, когда благосостояние большинства россиян снизилось: инфляция стала чувствительней, средний класс начал размываться, подорожавшие кредиты начали осознаваться как бремя и потенциальная опасность.

Осенью 2008 года грянул кризис, и россияне начали вынужденно сворачивать свое потребление. Даже по официальным данным (занижающим инфляцию и смешивающим доходы беднейшей и богатейшей частей общества), реальные доходы населения сократились в ноябре на 6,2, а в декабре — на 11,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

По данным Левада-центра, с марта по декабрь 2008 года доля россиян, материальное положение которых за предшествующий год улучшилось, сократилась с 28 до 18%, а доля сообщивших об ухудшении материального положения подскочила с 17 до 32%. Удельный вес надеющихся на улучшение своего благосостояния в предстоящий год сократился с 29 до 16%, а ожидающих его ухудшения подскочил более чем втрое — с 7 до 23%. В обоих случаях положительный баланс потребительских оценок сменился отрицательным.

Около половины российских семей, еще летом 2008-го планировавших в течение предстоящего года осуществить крупные покупки, к декабрю отказались от своих планов — как из-за падения доходов и сокращения кредитования, так и из-за утраты уверенности в будущем.

Так, отказались от покупки мебели и бытовой техники 16 из 31%, рассчитывавших сделать соответствующие покупки; от покупки автомобиля — 9 из 13%; от отдыха за границей — 6 из 12%; от оплаты медицинских услуг — 4 из 9%; от покупки жилья — 6 из 8%.

При этом, несмотря на видимую неспособность государства поддерживать сложившийся гражданский договор, граждане России продолжают в целом хорошо относиться к государственной власти. Так, Левада-центр рассчитал группу индексов социальных настроений, дающих представление о разных сторонах социального самочувствия россиян (их величина изменяется от 0 до 200, больше 100 свидетельствует о преобладании положительных оценок, менее 100 — отрицательных).

В 2008 году все индексы медленно понижались. Так, индекс оценки текущего положения семьи сократился со 133 в марте до 106 в середине декабря; текущего положения страны — со 135 до 107, а индекс ожиданий со 131 до 97, что отражает естественное, хотя пока и небольшое, преобладание негативных ожиданий над позитивными.

Однако лучшим был и остается индекс оценки деятельности власти: он уменьшился со 153 лишь до 139. Можно сколько угодно рассуждать о ее огрехах и эффективности не конкретной политики, а пропаганды (успешно выдающей кризис за некоторое подобие стихийного бедствия), но данный результат представляется бесспорным.

Таким образом, россияне, хотя и страдают от неспособности государства выполнять условия «пакта потреблятства», пока не сделали из нее политических выводов. Это естественно: во второй половине 80-х годов на это ушло около двух лет (напомню, что потребительский рынок, как показывали тогдашние исследования, был разрушен уже к ноябрю 1987 года). В наше время процесс пойдет быстрее, и «плавная девальвация» рубля, проводимая в обвальной форме, будет эффективнее любой пропаганды способствовать росту политической сознательности российского общества.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015