На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Михаил Делягин: Рекомендации МВФ не нужно даже читать

2009.09.04 , ФОРУМ.МСК , просмотров 778

- Полгода назад в своем интервью «Строительной газете» вы, Михаил Геннадьевич, сделали прогноз по поводу возможной девальвации рубля и губительности этого для строительного комплекса. Правда, прогноз был с оговоркой «если». Процитирую ваше высказывание: «Сейчас государство «влило» довольно много денег в поддержку строительных компаний. Но если в июле-августе произойдет серьезная девальвация рубля, то ситуация сильно осложнится». Июль прошел, уже и август на исходе. Однако никакой обвальной девальвации нет.

- Действительно, обвальной девальвации нет, есть лишь небольшие колебания курса рубля. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, цена нефти на мировом рынке оказалась выше ожидавшейся. Напомню, что уточненный бюджет-2009 сверстан исходя из цены в 41 доллар за баррель при том, что сейчас она отчетливо выше 70 долл.. Во-вторых, снизилась рентабельность сделок наших спекулянтов (хотя они по-прежнему ведут себя безобразно), и это дало экономике новый ресурс прочности. То, что весной казалось проеданием оборотных средств, на практике обернулось сначала снижением монопольных сверхприбылей, а уж потом дело дошло до оборотных средств. Кроме того, в июле-августе не произошло упреждающего «вливания» денег в экономику.

Однако в принципе сценарий развития событий остается прежним.  В сентябре острые проблемы реального сектора потребуют государственнйо поддержки.

Например, крайне трудна ситуация в Тольятти, где  на градообразующем предприятии «АвтоВАЗ» происходит значительное сокращение рабочих мест. Из 110 тысяч занятых на заводе и спешно выделенных из него предприятиях 20 тысяч предполагается направить на общественные работы и еще 10 тысяч - на временные. Сам завод сейчас стоит, но когда его запустят, он будет работать вполсилы. Если бы в конце июля на завод не пришли государственные деньги, положение было бы  еще хуже.

- Это чем-то напоминает события в Пикалеве.

- Только надо учесть, что в Пикалеве работает лишь четыре тысячи человек на трех заводах - и кредит ВТБ, данный для решения их проблем структурам Олега Дерипаски, составил, насколько можно понять, четверть миллиарда рублей . Этот город стал символом безответственности олигархов, заставляющих к тому же за свои менеджерские ошибки расплачиваться государство.

«АвтоВАЗ»  же слишком большой, чтобы решить его проблемы в одночасье. И город Тольятти станет зоной серьезных социальных проблем. Но главное - то, что таких зон в стране немало.

И даже смягчение их проблем делает неизбежным «вливание» денег в экономику. Следует учесть и предстоящие проблемы в банковской системе.

К сожалению, деньги, которые придут в экономику, не будут контролироваться государством и устремятся на валютный рынок, обогащая спекулянтов и истощая международные резервы государства. В результате к концу года стоит ждать ослабления рубля до 41 рубля за бивалютную корзину (сейчас - менее 38 рублей).

- Не такое уж большое ослабление.

- Да, это не страшно, как и масштабы сокращения международных резервов. Но даже оно ухудшит положение тех, кто брал  валютные кредиты (таких много и среди предприятий, и среди населения), что сильно затруднит оживление экономики под влиянием девальвации.

- А что происходит с внешней задолженностью предприятий и банков?

- И банки, и реальный сектор реструктурируют внешнюю задолженность, хотя часть из них расплатилась по долгам. Благодаря реструктуризации у нас во втором квартале пошло увеличение внешнего долга и одновременно возобновился приток иностранных частных капиталов (он превысил отток на 7,2 млрд.долл.). Но приток капитала носит специфический характер: с одной стороны, это деньги спекулянтов, пришедших на фондовый рынок, а с другой - это результат реструктуризации долгов предприятий и банков, не сумевших расплатиться. То есть выплата долгов перенесена на будущее, а сумма их увеличена.

- В прошлый раз вы убедительно доказали, что обвальная девальвация рубля в нынешних условиях была бы губительной для нашей экономики. Но вот на днях президент Ассоциации региональных банков и депутат  Госдумы Анатолий Аксаков публично призвал провести быструю девальвацию рубля на 30-40 процентов. Чем можно объяснить столь странную идею?

- Я с ним чай не пил и эту идею не обсуждал. Могу лишь предположить, что он исходил из неизбежности обвальной девальвации в ближайшей перспективе (в конце 2010 года или в 2011 году), последствия которой каастрофичны, и надеется ее упредить, то есть провести сейчас.

Это значит, что Аксаков смотрит на количественные параметры, не анализируя механизма девальвации и ее причин. Ведь девальвация неизбежна из-за коррупции: государству придется поддерживать экономику (и банки, и реальный сектор), эти деньги не будут контролироваться из-за коррупции, уйдут на валютный рынок - и все рухнет. И упреждающая девальвация отнюдь не решит эту проблему.

Думаю, что Аксаков путает модальность и говорит о неизбежном как о желательном. С моей точки зрения, это неправомерно, - не говоря уже о том, что его заявление сработало на общую панику.

- Развитые страны выходят из кризиса, инвестируя огромные государственные средства в свои экономики. Нашей же стране Международный валютный фонд (МВФ) рекомендует сокращать и без того весьма скромные государственные инвестиции. Это что - совет во вред?

- МВФ еще в 1997 году заработал репутацию врача, который выписывает рецепты, не интересуясь диагнозом. Рекомендации МВФ не нужно даже читать: они известны заранее. Их реализация позволяет стабилизировать краткосрочные финансовые показатели, но таким образом, что это полностью исключает возможность развития  экономики и, тем самым, возможность ее стабилизации в среднесрочном плане.

Смысл этой политики прост: дать деньги государству, чтобы то помогло разобраться с долгами международным частным спекулянтам. Представьте, что частные спекулянты дали сверхрискованные займы в стране с предддефолтной ситуацией? им грозит разорение. Их спасает МВФ, которое путем рекомендаций  и запугиваний подталкивает правительство страны к тому, чтобы она взяло у МВФ кредит и расплатилось со спекулянтами, превратив долг перед частниками, на которых можно давить, в долг перед международной организацией.  А это - закапывание экономики в землю. С таким грузом она обречена.

- Если это так очевидно, отчего же у нас сокращают государственные инвестиции?

- С самого начала 90-х у нас осуществляется политика либеральных фундаменталистов. И в 2000-е годы, ругая на словах МВФ, они на деле следовали его рекомендациям. Государственные инвестиции были «придуманы» в 2007 году, поскольку было непонятно, куда девать деньги. Создали все эти госкорпорации.  Деньги разбрасывались направо и налево. Я хорошо помню, что в Фонд содействия  реформированию ЖКХ  предполагалось направить 40 миллиардов рублей, а дали 240 миллиардов, потому как надо было куда-то их «засунуть».

- Но они, по-моему, так в этом фонде и сидят до сих пор.

- Вот в этом я не уверен. Там очень большие административные расходы, и недаром Медведев возжелал проверить деятельность госкорпораций.

Теперь, когда приходится деньги экономить, пустили под нож инвестиционные программы. Говорят о том, что инвестиционная сфера высококоррупционна. Ну так и надо бороться с коррупцией, - а у нас под видом борьбы с коррупцией борются с инвестициями, а коррупция, по сути, неприкосновенна.

- У нас даже объемы жилищного строительства сильно сократились в этом году. Хотя по вводу жилья мы пока держимся на  уровне прошлого года.

- Ввод жилья сегодня - это достройка. И ведется она форсированно. Раньше у строителей было по несколько объектов,  находящихся в производстве. Одни объекты достраивали, другие начинали. Теперь задельные объекты брошены, работы ведутся лишь на объектах высокой степени готовности.

Уже осенью жилищное строительство может остановиться, поскольку новые объекты не закладываются. Что и понятно: велики трудности  с реализацией уже построенного жилья.

- Оживить хотя бы задельные объекты! Как вы считаете, это сегодня возможно?

- Нужно понимать, что в России доступное жилье - это бесплатное жилье. Значит, государство должно взять под контроль эти стройки. То есть предложить застройщику возмещение уже сделанных затрат (после проверки, разумеется) и оплату достройки объекта из расчета себестоимость плюс шесть процентов. Не хотите достраивать на таких условиях - идите с миром! Никаких убытков вам компенсировать не будут: разоряйтесь, банкротьтесь, а вашу технику мы скупим за гроши и с вашими же работниками достроим объект сами.

- Допустим, государство достроит объект. А как быть с реализацией? Отдавать  бесплатно?

- Здесь надо исходить из ситуации в регионе. Например, в Москве даже сейчас жилье быстро раскупят по себестоимости плюс не шесть, а шестьдесят процентов - это будет менее 2 тысяч долларов за квадратный метр. А где-нибудь в Иванове так не получится. Но можно продавать с государственной дотацией или в рассрочку лет на тридцать. Можно, в конце концов, перевести эти дома в муниципальное социальное жилье и предоставлять его населению по договорам социального найма. Схему реализации можно выбрать, все они давно опробованы, и не только в других странах, но и в нашей. Денег государство затратит на это не так уж и много. А с учетом того, что  люди получат новые квартиры, социальный шок от кризиса будет во многом снят.

- Как быть со строительством новых объектов, в том числе не только жилья? Вдруг частные застройщики откажутся работать по схеме себестоимость плюс шесть процентов?

- Владимир Путин как-то высказал такую рациональную мысль: не хотите заниматься бизнесом - не занимайтесь. В этом с ним трудно не согласиться. Состояние строительного бизнеса не является проблемой. У нас проблема с разрушением инфраструктуры. И вторая - жилищный кризис.

Допустим, надо реконструировать дорогу. Государство объявляет госзаказ на эти  работы. Найдутся частные застройщики, согласные  на предложенные условия, - очень хорошо. Не найдутся - тоже не страшно. Государство скупит подешевке строительную технику у несогласного и потому разоряющегося частного сектора, и те же самые прорабы и специалисты придут строить эту дорогу. Только рентабельность у них будет не 100 процентов, а где-нибудь около 10 процентов.

Ведь государство - это инструмент решения проблем, которые общество само  решить не может, а решать остро необходимо. Если общество руками бизнеса не может построить дорогу,  то придется строить руками государства. А  вопрос налаживания контроля за использованием средств - чисто технический вопрос. Было бы желание.

То же со строительством жилья. При современных технологиях себестоимость квадратного метра быстровозводимого жилья составляет 300 долларов. Добавим еще 100 долларов на бесхозяйственность - будет 400 долларов. Пусть с прибылью (чтобы строители работали рентабельно)  это составит 450 долларов. Прибавим еще расходы на подведение  инженерных коммуникаций и создание инфраструктуры. Подучим 600 долларов за квадратный метр -  вот максимальная цена. Она устроит всех. Бизнес, вперед! Если бизнес не захочет, если он это жилье начнет продавать за 6 тысяч долларов за метр, - значит, придется обойтись без него. Государству по силам организовать общественные работы и привлечь квалифицированных специалистов. Ничего страшного не произойдет.

- Михаил Геннадьевич, ситуация в экономике остается сложной. А ресурсы, с помощью которых можно выйти из кризиса, постепенно тают. Что еще не поздно сделать сейчас?

- В принципе подход  должен быть тот же самый. А то, что денег стало меньше, надо компенсировать мозгами. Только богатые могут позволить себе быть идиотами и ворами. Нам надо действовать  с головой.

Я вижу пять основных мер по выходу из кризиса. Первая - ограничение коррупции. Задача кажется неподъемной, но ничего сложного на самом деле нет. Надо освободить от ответственности взяткодателей, активно сотрудничающих со следствием, как в Италии. Надо  взяточников, как членов организованных преступных группировок, лишать всех активов, позволяющих влиять на общество, как в США. Предприятия и банки, получающие государственную  помощь, гарантии или отсрочки по налогам и кредитам, должны быть лишены права работать на спекулятивных рынках вообще.

Вторая мера -  ограничение произвола монополий. Для этого надо обеспечить прозрачность структуры   цены товара или услуги, предлагаемых потенциальным монополистом. Пусть он ее обоснует. Пусть докажет, что рентабельность его деятельности не 100 процентов, а нормальные 6-10, пусть даже 20 процентов.

Третья мера - разумный протекционизм. Наша страна  до сих пор распахнута настежь. Все, что мы производим, те же китайцы делают дешевле, а уже добрую половину и лучше нас. Тут можно действовать и через введение стандартов на продукцию, ввозных пошлин, ограничение  физических объемов ввоза. Все это широко практикуют европейские страны. Надо бы и нам, если хотим сохранить собственную промышленность.

Четвертая мера - наращивание внутреннего спроса. Но делать это следует после применения первых трех мер, иначе все выльется в бурный рост цен и покупку коррупционерами дворцов в Швейцарии. Для наращивания внутреннего спроса государство должно гарантировать населению прожиточный минимум (реальный, а не тот, который сейчас). Это дорого, но необходимо, а возможности у государства есть.

Наконец, пятая мера - технологическая модернизация инфраструктуры. Но об этом мы уже подробно говорили в прошлый раз.


 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015