На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Все делается для того, чтобы опорочить Октябрьскую революцию. Почему?

2013.11.06 , youtube.com , просмотров 2370

1

Прошло уже больше 20 лет с момента уничтожения Советского Союза. Несмотря на бесславность его краха и дискредитацию не только его лидеров, но и его идеологии, ненависть к нему со временем не только не слабеет, но даже усиливается.

Мы видим ее в отмене Дня примирения и согласия 7 ноября (бюрократам невыносима уже не только идеология социальной справедливости, но даже «примирение» с ней), попытке содрать звезду со Знамени Победы, клевете фильмов типа «Груз 200». Мы увидели ее у сторонников Подрабинека, обрушившегося с проклятиями на всех защитников Советской власти (пусть даже и от фашизма) и считающего «подлинными героями нашей страны» бандеровцев, литовских «лесных братьев», басмачей и чеченских бандитов.

Помимо «демшизы», не очнувшейся с конца 80-х, животная ненависть к нашей истории свойственна либеральным фундаменталистам: для них, обожествляющих прибыль и рынок, даже воспоминание о нашей стране, отрицавшей наживу как единственный смысл жизни, – нестерпимое богохульство.

Но главный источник ненависти – правящая бюрократия.

Для нее память о Советском Союзе – обличение ее кромешного безделья и тотального воровства. Ведь самые масштабные аферы советского времени, как можно понять, ничто рядом не то что с приватизацией, но и просто с повседневным «исполнением бюджета» России.

При всех своих недостатках советское государство стремилось к общественному благу, которое, хотя и понималось часто поразительно извращенно, было реальной целью – и это страшное обвинение нынешней клептократии, превратившей государство в простой инструмент личного обогащения.

Советский Союз добился колоссальных успехов во всех сферах жизни: от промышленности до улучшения быта, который в конце 60-х – начале 70-х соответствовал уровню ведущих развитых стран. (Бытовой техники было меньше, но это с лихвой компенсировалось отсутствием безработицы, безопасностью, лучшими образованием и здравоохранением.)

Российская бюрократия успешна лишь в разграблении советского наследства – но этим вне узкого круга будущих подельников не похвастаешься.

Уровень жизни (и даже доходов) основной части россиян ниже, чем в последние годы Советской власти, а пресловутые «права человека» защищены несравнимо хуже (стоит вспомнить, что советские суды, кроме политических дел, принимали решения профессионально и независимо).

Ненавидит Советский Союз и вполне приличная московская интеллигенция (я не рассматриваю «грантоедов» и культуртрегеров, стремящихся размыть российскую идентичность ради торжества Запада). Часть ее контужена собственной историей, часть ненавидит прошлое своей страны по интеллигентскому добросердечию – за его трагичность.

Заметная часть интеллигенции стремится оклеветать и смешать с грязью свою страну, чтобы оправдать себя (часто подсознательно) в собственных глазах. Воспитанные в советской культуре ощущают, что, выбрав демократию или просто «частную жизнь во время общественных потрясений», пусть даже и в невыносимых условиях, они бросили свою страну, предали свою Родину, и чувство вины исподволь грызет их. И, чтобы избавиться от этой вины и оправдать себя, они обвиняют свою умершую страну во всех смертных грехах.

Понятна и позиция Русской православной церкви (РПЦ), которая без устали твердит о «безбожной» власти, преследовавшей священников. Ее иерархи забыли, что народный взрыв богоборчества был вызван не только большевиками, но и привлечением с конца XIX века в священники массы откровенных бездельников, использовавших рясу для сокрытия пороков, что вызывало негодование россиян. (Блок не для красного словца писал о попе, который «портил девок».)

С другой стороны, на фоне заявлений о том, что «православный не имеет право на социальный протест» (он может только молиться), а советскую историю нельзя считать русской (мне пришлось выслушивать это от о. Александра Шумского), разница между иерархами РПЦ и пресловутыми «эффективными менеджерами» начинает угрожающе меркнуть.

* * *

Ненависть к прошлому разрушает настоящее, как затянувшиеся подростковые комплексы по отношению к родителям расшатывают психику взрослых людей.

Мы не станем народом, пока не сможем понять свое прошлое, принять его (не прощая его черные страницы) и примириться с ним (как примирились Польша и Румыния со своими режимами 30-х годов), пока будем истерически открещиваться от него и тщиться превратить себя в манкуртов, иванов, не помнящих родства.

Нам предстоит заново переосмыслить свою историю, вернув чувство ее целостности и превратив ее из источника слабости и распада в фактор силы и сплочения.

Без этого, без восприятия советской цивилизации как формы цивилизации российской, основанной на русской культуре, мы обречены быть неопределенной зоной «китайско-финской границы», ибо воюющий со своим прошлым лишает себя будущего.

Наши стратегические конкуренты усердно разжигают эту войну, обессиливающую и разрушающую нас. Помогать им в этом – недостойно.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015