На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

После кризиса — депрессия

2008.11.07 , Континент Сибирь , просмотров 541

После кризиса — депрессия

 

Мировой кризис, генерированный авантюрной финансовой политикой США и стаскивающий экономики разных стран в длительную рецессию, Россия вопреки официальной точке зрения будет проходить с наибольшими, чем многие другие страны, потерями. Подушки безопасности — золотовалютные запасы — не смогут компенсировать действия неэффективной системы управления. Об этом в рамках семинара Алтайской школы публичной политики 2–3 ноября рассказал руководитель Института проблем глобализации (Москва) Михаил Делягин.

 

«Мировой финансовый кризис и его последствия для России» — так звучала тема семинара Алтайской школы публичной политики, который состоялся 2–3 ноября в Барнауле. Российские и алтайские эксперты пытались представить сценарии и прогнозы на долгосрочную и краткосрочную перспективу для России, ее регионов и бизнеса. Одним из основных докладчиков семинара стал руководитель Института проблем глобализации (Москва) Михаил Делягин. По его мнению, развивающийся мировой финансовый кризис внешне похож на классический кризис перепроизводства, но носит по-настоящему фундаментальный характер, а его последствия будут болезненны и длительны для всего мира. «Это давняя история, и началась она, когда нас победили в холодной войне, что открыло простор для экспансии на новые рынки западного капитала. Запад создавал правила игры, удобные для своих монополий, а эта система оказалась не приспособленной для конкуренции», — отметил Делягин и пояснил, что в результате такого подхода примерно половина человечества лишилась возможности для развития, но при этом ей демонстрировали образцы потребления, доступные другой, успешной половине. «Это породило напряжение внутри общества с одной стороны, а также постепенное сокращение спроса на продукцию монополий с другой, ведь монополии всегда завышают цены. Возникший в Америке классический кризис перепроизводства пытались решить за счет кредитования своего потребителя, в том числе выдавая ипотечные кредиты со сверхвысоким риском. «Раздувание этого пузыря являлось стимулом для развития США. Деривативы и прочие инструменты позволяли переупаковывать риски многократно, снабжать их высоким рейтингом надежности. В результате даже солидные банки покупали кота в мешке и не знали, чего стоят инструменты, которые они приобретают. Риск инвестора, вкладывающего деньги, благодаря переупаковке был в 10 раз ниже, чем риски самого предприятия. Но все это привело к увеличению общего системного риска», — пояснил Делягин. По словам эксперта, авантюрная финансовая политика США привела к тому, что уже в 2001 году Америка «влетела» в рецессию. «Главный ужас ситуации и кризиса в США не в национализации банков и вливании сотен миллиардов долларов в экономику, что приведет к инфляции. Главное — у США нет инструмента для развития. В то же время Америка — это четверть экономики мира, которая, погружаясь в депрессию (так как у нее нет достаточного рынка сбыта), тянет за собой всю мировую экономику, где идет сокращение производства», — уверен эксперт.

Учитывая фундаментальность проблемы, Делягин прогнозирует: за кризисом последует мировая депрессия, а выход из нее будет длителен — не менее пяти лет. Ее долгосрочным (через несколько десятилетий) результатом станет глобальное изменение мироустройства и облика человечества в целом. Промежуточным этапом (в обозримом будущем) будет уход от монополярной системы (с доминированием США) к биполярной: США–Китай. В мире будет формироваться система разных валютных зон, которые будут конкурировать за влияние, что сделает мировую экономику более хаотичной.

По словам Михаила Делягина, Россия будет переживать ситуацию сложнее, чем многие другие страны: за кризисом последует долгая и мучительная пытка депрессией. Главная причина — неэффективная система управления.

«Сегодня нормальный управленец — тот, кто сначала интересуется мнением начальства, а уже потом реальностью», — отметил эксперт. В этой ситуации страну ждут три волны сжатия спроса.

Первая — сжатие кредитов для бизнеса. Поводом к ней послужил рост стоимости кредитных ресурсов в Америке на 2–4% осенью 2007 года. Российский бизнес ощутил это как нехватку кислорода, а ее следствием стали инфляционная волна, заметное уменьшение среднего класса, торможение строительства жилья, роста инвестиций и доходов населения. Так, с начала 2008 года, когда еще работали ипотечные кредиты и дешевел цемент, объем строительства жилья уже снижался. Сегодня сжатие кредитов приобретает больший размах, что привело к неплатежам в коммерческом секторе, а рост корпоративных неплатежей российским банкам в сентябре 2008 года составил 15% (около 138 млрд руб.). По словам Делягина, это официальная статистика, что означает — реальные неплатежи значительно больше. Для настоящего момента уже характерны и отказы от расширения производства.

Вторая волна — сжатие доходов от экспорта и падение внутреннего спроса крупных корпораций (металл и прочее) — дала знать о себе с октября 2008 года.

Третья волна выразится в сжатии расходов государства. Бюджет 2009 года сверстан из расчета $95 за баррель нефти. При этом даже в ЦБ РФ озвучили, что в лучшем случае ожидаемая цена нефти по году составит $65 за баррель. «Правда, у бюджета есть хорошая заначка в 1,5 трлн руб. якобы профицита. Но есть вещи, которые не учли. Роста ВВП, запланированного в 5,5%, не будет. Реальные цифры — от 0% до 4%, поскольку ранее рост обеспечивался именно теми сферами, которые сегодня убиты кризисом.  Очевидно, что собираемость налогов упадет», — резюмировал Делягин. По его словам, принципиальное отличие сегодняшних проблем от 1998 года в том, что тогда внешний спрос и цена на нефть росли, сегодня — все ровно наоборот. «Наш кризис — это переход в депрессию, и для выхода из нее государство должно начать рождать спрос», — сделал вывод эксперт и обозначил несколько рецептов оздоровления ситуации.

Инвестиции в инфраструктуру — это единственный мотор, который может завести российскую экономику. Но наше государство пока занимается сиюминутным реагированием. Операция по спасению правительством банков — правильный ход, но неправильно, что это делается без всякого финансового контроля. Лишь в последние две недели Путин начал говорить, что правительство будет внимательно следить за тем, чтобы деньги, переданные государством банкам, не оказались на валютном рынке. «Это лирика, поскольку нормативного запрета нет. А провести финансовую операцию на валютном рынке и при этом сделать вид, что банк ни при чем, — это всего лишь задача для бухгалтера и юриста», — поделился опасениями эксперт и пояснил, что изменить ситуацию не представляется возможным в силу коррумпированности системы российской власти.

Дальнейший прогноз Делягина был довольно мрачен: снижение благосостояния, ухудшение положения депрессивных регионов, которые просто будут «падать на брюхо», затем — психологический перелом общества. Результатом станет системный кризис, то есть утрата управляемости, рост оргпреступности и активизация бюрократических кланов, озабоченных снижением экономического роста и, соответственно, личных доходов. Все это к осени 2009–го или к весне 2010 года образует взрывоопасную смесь.

«Сегодня управленец сначала интересуется мнением начальства, а уже потом реальностью»

В интервью СВЕТЛАНЕ ЧИСТЯКОВОЙ МИХАИЛ ДЕЛЯГИН попытался спрогнозировать последствия кризиса и для региональной экономики.

— Михаил Геннадьевич, насколько устойчивы в условиях кризиса принятые как минимум в первом чтении бюджеты субъектов Федерации?

— И региональные, и федеральный бюджеты не застрахованы от неисполнения, потому что сжатие спроса коснется всех. При этом поневоле появятся новые социальные обязательства из-за массовых увольнений. К тому же возникнут финансовые трудности у муниципальных образований, поскольку, с одной стороны, там наихудшее качество финансового управления, с другой — они наиболее тесно соприкасаются с людьми. Помимо всего прочего, мы столкнемся с растущей инфляцией. В этом году даже официально она составит около 13–14%, реальная будет в 2,5–3 раза выше. И главное, чего стоит ожидать, — сокращение доходов бюджетов.

— Каковы перспективы реализации крупных частно-государственных проектов Алтая в условиях уже объявленного Владимиром Путиным сокращения расходов госбюджета?

Окажутся ли в зоне риска ОЭЗ «Бирюзовая Катунь», игорная зона «Сибирская монета» и уже презентованный правительству России проект «Алтайское Приобье», направленный на масштабное развитие аграрного сектора края. Губернатор края Александр Карлин 1 ноября заявил, что секвестр их не коснется, ввиду того что в их реализацию уже вложено немало средств (ОЭЗ, игорная зона) или значимости для продовольственной безопасности России в целом («Алтайское Приобье»).

— Сегодня нет уверенности, насколько точно будут реализовываться инвестиционные программы. Но логика вашего губернатора абсолютно правильная. В первую очередь будут секвестрировать то, куда еще не сделаны финансовые вложения. Многие российские ФЦП и ФАИПы в большой степени так и остаются на бумаге (около 30%).

В то же время доходы населения будут сокращаться, и спрос на туруслуги упадет. Возможно, кто-то переориентируется с дальнего на местный туризм. И здесь важнейшим фактором станет стоимость отдыха. Если он на Алтае окажется заметно дешевле, чем в Турции, то сможет перетянуть на себя часть турпотока и ОЭЗ расцветет.

Проект «Сибирская монета» попадает в зону риска. К нему есть большие вопросы: например, поедут ли сюда играть? К тому же игорный бизнес не так много отдает государству, и чем дольше будет затягиваться реализация проекта, тем дольше продлевается существование игорного бизнеса в Москве, Санкт-Петербурге и других «сладких» местах, что очень на руку самому игорному бизнесу. Конечно, это со временем станет нарушением законодательства, но его можно и поправить.

А вот проект «Алтайское Приобье» — идея правильная и очень своевременная. Не могу точно сказать, получит ли она реализацию, но в отличие от игорной зоны здесь ясно, кому это нужно и зачем. В прошлом году в хлебных регионах России была очень серьезная засуха, и я долго не мог понять, почему общероссийский урожай был с хорошим превышением. Это произошло из-за того, что резко вырос сбор в Сибири: в Алтайском крае, Новосибирской области и т. д. Память об этом останется у государства, что будет хорошим пропагандистским ходом для продвижения проекта. Плюс транспортное плечо, которое начинает играть всю большую роль. С точки зрения здравого смысла этот проект нужно реализовывать, поскольку за ним стоит не только развитие какого-то конкретного бизнеса, а выполнение реальной социальной функции государством. Учитывая, что какие-то деньги правительству все равно нужно будет расходовать, у этого проекта есть перспектива.

— Не будут ли свернута программа «Газпрома» по газификации регионов?

— Думаю, что нет. Конечно, газификацией удаленных районов, наверное, никто заниматься не будет. Но там, где на небольшом расстоянии находится относительно много населения, «Газпром» это сделает обязательно. Цена на газ в мире будет снижаться, значит, недобор прибыли на экспорте надо закрывать за счет роста внутреннего потребления, для чего необходимо наращивать газификацию населения.

— Насколько решения о секвестре тех или иных программ будет зависеть от влиятельности губернатора территории?

— В огромной степени. В любой неопределенности всегда резко возрастает человеческий фактор: в министерствах вашему губернатору обещают, что не будут резать алтайские программы, а это практически ничего не значит. Надо понимать, что решаться этот вопрос будет не в министерстве. И коли возникнет потребность сэкономить 50 млрд руб., чиновники возьмут эти бумажки (с перечнем инвестиционных программ. — «КС»), и у премьера правительства будут вручную вычеркивать, опираясь на свои ощущения. Но если у клерка в министерстве в момент вычеркивания перед глазами возникнет образ главы региона, который, словно бультерьер, мертвой хваткой держится за вычеркиваемый проект, то этот клерк постарается секвестровать какую-нибудь другую программу.

— В последние дни банки, еще недавно приостановившие свои кредитные программы, активно предлагают взять кредиты…

— Банки получили кредиты от государства и, учитывая высказывания президента и премьера (о недопустимости увода этих средств из отечественной экономики. — «КС»), боятся вкладывать их в валютный рынок. А куда девать эти деньги? Вот они и обратились к населению, поскольку оно — самый добросовестный заемщик.

— Какой стратегии поведения необходимо придерживаться бизнесу в условиях кризиса?

— Первое — оптимизация управленческих процедур. Управление должно быть мобильным и учитывать максимум возможностей: работа по стереотипу уже не помогает. Второе — беспощадно минимизировать все издержки, начиная от энергосбережений и кончая увольнением лишних занятых. Третье — нужно посмотреть новые сферы бизнеса, новые возможности. Я имею в виду или переориентацию на более дешевый сегмент (но хочу отметить, что это будет происходить массово и приведет к безумной конкуренции и убыткам); или переориентацию на более качественный сегмент; или, если есть возможность, стоит взять новые технологии и начать производить такую продукцию, которую больше никто не делает. Нужно еще учесть, что в условиях кризиса значимым становятся транспортные издержки. То есть то, что вам возится обычно, может перестать возиться. Это открывает новые возможности местному бизнесу. Классический пример: для малого и среднего торгового бизнеса может наступить «счастье», если «сдохнут» торговые сети.

Возможности откроются перед бизнесом, ориентированным на бедность. Станет дорого покупать одежду — значит, ее больше будут чинить и чистить. Меньше будут строить дома и покупать бытовую технику — больше будут ремонтировать.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015