На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Коррупция под видом модернизации

2008.03.18 , contrtv.ru , просмотров 402
Юридическая форма госкорпорации уникальна.

Имущество и деньги, переданные ей государством, становятся ее собственностью — происходит «безвозмездная приватизация».

Госкорпорации, в отличие от ОАО с преобладающим госучастием, не могут быть обанкрочены.

На них не распространяются требования к ОАО о раскрытии информации.

Отличие госкорпораций от ГУПов — в выводе даже из-под формального контроля госорганов. Они не обязаны отчитываться о своей деятельности, за исключением ежегодного представления правительству отчета, аудиторского заключения, заключения ревизионной комиссии и некоторых иных документов. Любые другие органы власти, включая Минюст и Росрегистрацию, налоговую и таможенную службу, перед госкорпорацией бессильны. Она не обязана публиковать даже указанную отчетность.

Органы госуправления без согласия госкорпорации не могут запрашивать у нее ее распорядительные документы и проверять соответствие ее деятельности ее целям.

Они не могут запрашивать информацию о ее деятельности у органов госуправления и финансовых организаций, а также направлять своих представителей для участия в ее мероприятиях — вплоть до пресс-конференций.

Если органы госуправления тем не менее выявят нарушение закона или совершения госкорпорацией действий, противоречащих ее целям, они не имеют права даже вынести ей письменное предупреждение.

* * *

Вместе с тем идея госкорпораций в основе своей разумна. Слабость механизмов косвенного регулирования (не говоря уже о неукорененности института собственности и отсутствии антимонопольной политики) оправдывает вмешательство государства в экономическое развитие при помощи создания институтов развития (существующих, кстати, в большинстве развитых стран).

Проблемой, как можно понять, стало сочетание этого понимания со стремлением использовать занятие государством «командных высот» в экономике для достижения не общественного блага, но противоречащих ему корыстных целей.

* * *

Идея госкорпораций вызрела не сразу.

После «укрепления вертикали власти», под которым обычно понимается разрушение, дискредитация и подмена демократических институтов в политике и установление жесткого неформального контроля за бизнесом в экономике, возникла идея консолидировать госактивы в руках «Газпрома», создав на его основе мегахолдинг.

Это оказалось невозможным как технологически и управленчески, так и политически: создание такого мегахолдинга означало бы (и задумывалась именно в этом качестве) концентрацию влияния в руках одного клана с поражением всех остальных.

Идея диверсифицированного контроля государства (при помощи различных кланов) за «командными высотами» возобладала и обернулась как прямым огосударствлением экономики, так и использованием ОАО и (в атомной промышленности и ВПК) ФГУПов.

Однако они решали содержательные задачи, которыми их руководство могло прикрывать свое нежелание выполнять сиюминутную волю правящей бюрократии. Менеджмент ОАО к тому же опирался против государства на независимых акционеров, особенно иностранных.

Поэтому эти формы не отвечали потребностям ни государства в жестком и однозначном контроле и беспрепятственной реализации своей воли, ни коррумпированной бюрократии — в полной свободе рук.

Инвестиционный фонд МЭРТа требовал от него квалифицированной работы по анализу бизнес-планов и накладывал на него ответственность за использование средств, что, похоже, было для него непосильно и неприемлемо (в итоге в 2006 году оно использовало лишь 18% предусмотренных на его нужды бюджетных ассигнований).

Поиск нужных форм шел в направлении институтов развития, которые не имеют конкретных задач и обязанностей, что позволяет использовать их как для достижения почти любых содержательных целей, так и для обогащения и политического укрепления представителей своего клана.

Госкорпорации стали идеальной находкой.

Это «государства в государстве», оперативно контролируемые правительством (и даже не президентом, который может влиять на них лишь через изменение законов и назначение руководителя). Возможно, Путин рассматривает их систему как непосредственную и неформальную опору своей власти в качестве премьера.

* * *

Перспективы понятны: средства государства пойдут на проекты, выбираемые госкорпорациями самостоятельно, вне единой государственной стратегии, то есть будут «ударом растопыренной пятерней». В силу отсутствия системы приоритетов госкорпорации без труда убедят государство в необходимости именно таких трат.

Часть этих средств пойдет на нецелевое использование — в лучшем случае на раздувание административных расходов: строительство роскошных офисов, приобретение представительских автомобилей, загранкомандировки, повышение зарплат и раздувание штатов.

Часть будет разворована — как прямо, так и через заказ своим партнерам бессмысленных исследований и пиар-кампаний с высоким откатом.

Поэтому восстановление контроля за госкорпорациями — условие сохранения нашей экономики.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015