На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Россия: классовый мир возможен

2008.06.27 , "Ежедневный журнал" , просмотров 424

По данным Левада-центра, российское общество уже в 2006 году преодолело свое отношение к предпринимателям, возникшее после «дела ЮКОСа».

Перед дефолтом, в 1997 году это отношение было в целом негативным: 34% россиян считали, что деятельность бизнесменов идет на благо России, а 49% — что вредит ей. К 2000 году ситуация улучшилась: доля считающих бизнес полезным выросла до 40%, отрицательный баланс мнений сократился втрое — с -15 до -5 процентных пунктов. Во многом это вызвано улучшением положения населения: если в 1999 году рост экономики шел еще и за счет сокращения его реальных доходов, то в 2000 году они выросли на 12%. Именно 2000 год положил начало их уверенному подъему и тому социальному оптимизму, на котором держится современная российская государственность.

К 2003 году отношение к бизнесу в силу общего улучшения условий жизни переломилось: позитивно к нему стало относиться 45%, а баланс отношений стал положительным и составил +6 процентных пунктов.

«Дело ЮКОСа», сопровождавшееся энергичной антипредпринимательской пропагандой государства, отбросило общество почти на уровень 2000 года: доля одобряющих деятельность бизнеса снизилась до 41%, а общий баланс стал отрицательным (-3 процентных пункта). Но затем ситуация стала улучшаться — просто в силу экономического развития и роста благосостояния. В 2005 году отрицательный баланс сократился до -1 процентного пункта. А в 2006 году произошел перелом: доля считающих бизнес полезным выросла с 43 до 47%, доля полагающих его вредным сократилась с 44 до 37% (баланс стал положительным и подскочил до +10 процентных пунктов).

В 2007 году тенденция закрепилась: полезным бизнес сочло 50%, вредным — 33%, баланс улучшился до +17%.

Важно, что это улучшение наблюдается на фоне роста социальной дифференциации. Только по официальной статистике разрыв между доходами 10% наиболее богатых и бедных вырос с 13,5 раз в 1995 и 13,9 раз в 2000 и 2001 годах до 14,9 в 2005 до рекордных 16,0 раз в 2006 году и фантасмагорических 16,8 раз в 2007.

Рост дифференциации естественным образом порождает рост социальной напряженности, в частности, зависть к богатым и протест против несправедливого распределения национального богатства.

Улучшение отношения к бизнесу, наблюдаемое в последнее время, доказывает, несмотря на очевидный рост забастовочного движения, реальное наличие в нашей стране классового мира.

В его основе, как можно понять, лежат уважение к организаторской функции бизнесмена и к его квалификации, понимание того, что лучше иметь работу у несправедливо богатого человека, чем не иметь ее вовсе, а также, как это ни парадоксально, определенная классовая солидарность трудящихся с бизнесом. Она вызвана пониманием того, что бизнес, даже достаточно крупный, почти так же беззащитен перед произволом правящей бюрократии, как и обычные люди, и (в марксистских терминах) сам эксплуатируется этой бюрократией в форме разнообразных поборов, а то и прямого силового рэкета.

Интересно, что ситуация менялась за счет улучшения отношения к крупному бизнесу; отношение же к малому и среднему парадоксальным образом ухудшилось в 2007 году.

Отношение россиян к крупному бизнесу (ассоциируемому с олигархией) было в целом негативным до 2007 года, но неуклонно улучшалось, несмотря на «дело ЮКОСа». В 2003 году считали его полезным 37% и вредным 51% (баланс отрицателен, -14 процентных пункта), в 2005 году баланс улучшился до +39-49=-10, в 2006 год стало почти нейтральным (+43-44=-1), а в 2007 — отчетливо позитивным (+44-40=+4).

Отношение же к малому и среднему бизнесу, не ассоциируемому с олигархией, максимально позитивно, насколько это вообще возможно в нашем обществе. В 2003-2006 годах считало его полезным для страны 62-63%, а доля считающих его вредным снизилась с 25 до 23%.

Но в 2007 году отношение именно к малому и среднему бизнесу неожиданно ухудшилось: при сохранении негативного отношения на уровне 23% доля считающих его полезным снизилась с 63 до 59%, сократив позитивный баланс с +40 до +36 процентных пунктов.

Представляется, что это вызвано государственной пропагандой в пользу крупного бизнеса, ассоциируемого уже не с олигархами, но с госкомпаниями, «образующими становой хребет экономики», а также высокими зарплатами в этих компаниях (работа в них стала исключительно престижной именно в последние годы).

В то же время население ощущает стратегическую бесперспективность малого и среднего бизнеса в условиях стимулирования развития госкомпаний и, в основном работая именно в нем, остро переживает его беззащитность перед произволом правящей бюрократии. Наконец, государственная пропаганда неявно и, возможно, неосознанно, но эффективно ассоциирует именно с ним негативные черты рыночных отношений (например, завышение цен торговлей, предоставление некачественных товаров и услуг).

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015