На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Федеральный бюджет коррупции

2008.02.08 , ИД "Трибуна" , просмотров 376

Тема коррупции навязла в зубах. Похоже, именно она, а не «суверенная демократия» стала основой государственного строя нашей страны. Первый заместитель Генерального прокурора России Буксман привел оценки, по которым «объем рынка коррупции сопоставим по доходам с федеральным бюджетом» и превышает 240 млрд. долларов.

Но главная проблема – в качестве коррупции: как можно понять, значительная часть государственных решений, даже стратегического характера, принимается исходя не из содержательных, а коррупционных соображений. Если чиновник берет взятки за исполнение (или неисполнение) своих обязанностей, он лишь повышает издержки функционирования государства. Если же он принимает принципиальные решения, чтобы брать взятки, он переворачивает государство с ног на голову, извращая его суть и создавая тем самым политическую, стратегическую проблему для всего общества.

По данным «Левада-Центра», 55% россиян считают, что деятельность руководства страны в основном направлена на обеспечение собственных интересов (20% – на интересы государства и лишь 12% – населения при 13% затруднившихся ответить). Коррумпированность – одна из основных претензий к правительству (в 2007 году ее выдвигали 23% россиян, по частоте упоминаний она была на четвертом месте после неспособности справиться с ростом цен, обеспечить социальную защиту и работу).

Глядя на развитые страны, понятно: коррупцию сдерживают свободная экономика, развитое гражданское общество и прозрачное государство. Но для того чтобы прийти к этому состоянию, надо понять: мы не уникальны в своих проблемах. Реальная борьба с коррупцией и оргпреступностью (которые почти не существуют друг без друга) в США началась лишь в конце 60-х, когда американская политическая элита осознала мафию в качестве своего реального конкурента за политическую власть в стране.

Ответом стало принятие комплекса законов RICO, регламентировавших права представителей правоохранительных органов, в том числе при внедрении в преступные сообщества. Эти законы ввели в практику конфискацию всех активов представителей оргпреступности, не сотрудничающих со следствием, которые могли быть использованы для влияния на общество. Отличие от «конфискации имущества» в советском стиле, после которого преступник после отбытия наказания не имел легальных средств к существованию и вновь выталкивался в преступную среду, заключается в конфискации именно значительных активов, а не необходимого для жизни. При этом, если преступник сотрудничал со следствием, отрезая себе пути к возвращению в мафию, он лишался лишь нажитого преступным путем.

Общим для США и Италии (где в ходе операции «Чистые руки» сменилось несколько правительств, но мафия перестала быть политической силой) было и распределение ответственности между взяточником и взяткодателем. Государства исходили из того, что «правила игры» создает чиновник – и бизнесмен часто ставится им в положение выбора между отказом от бизнеса и дачей взятки. Поэтому взяткодатель, сотрудничающий со следствием, мог сохранить не только свободу, но даже доброе имя; к чиновникам же закон был беспощаден. Россиян поражают увольнения высокопоставленных чиновников за грошовые подарки (в США чиновник может оставить себе подарок стоимостью до 50 долларов) или поездки на служебном автомобиле в магазин.

В рамках этого подхода в США была проведена операция «Шейх», в ходе которой агенты ФБР прошли под видом представителей богатых арабских дельцов почти все органы федеральной власти, предлагая взятки. Согласившиеся взять их чиновники были уволены.

Похоже, в России практикуется противоположный подход – так, во время знаменитых рейдов ГИБДД милиционеры вымогали у водителей деньги, а потом оформляли их в качестве уголовных преступников.

Меры, способные резко снизить коррупцию, просты и широко известны. Вся проблема – в наличии у лидеров государства желания обуздать ее.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015