На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Кризис, которого никто не заметил

1997.06.11 , "Власть" , просмотров 462
Доходы
       Сейчас уже очевидно, что для бюджетного процесса самым сложным месяцем первой половины 1996 года был апрель. Пик предвыборной паники, приведший к новому снижению собираемости налогов, наложился на пик выплат по внутренним обязательствам государства, превысившим 26 трлн руб. Доля налогов и сборов в ВВП не только уменьшилась на одну шестую по сравнению с предыдущим месяцем, но и оказалась на 40% ниже уровня апреля прошлого года. Ситуацию усугубило также беспрецедентное сокращение неналоговых доходов.
В результате общие доходы федерального бюджета составили лишь 8% ВВП.
       
Расходы
       Понятно, что такое сокращение не могло не привести к снижению расходов. Однако государству удалось, несмотря на крайне неблагоприятную конъюнктурную ситуацию, свести это неизбежное снижение к минимуму. Если доходы федерального бюджета по отношению к ВВП уменьшились в апреле на 38% по сравнению с мартом 1996 года и на 46% - по сравнению с апрелем 1995 года, то сокращение расходов составило только 14 и 16% соответственно. При этом нормализация объемов поддержки регионов привела даже к росту остальных расходов федерального бюджета, что, безусловно, имело благотворный политический эффект.
       
Дефицит
       Поддержка государственных расходов при сокращении доходных статей могла быть осуществлена только за счет роста бюджетного дефицита. Действительно, его месячные объемы в 1996 году неуклонно растут, а в апреле его отношение к ВВП стало максимальным за весь рассматриваемый период. Однако в целом дефицит федерального бюджета за первые четыре месяца 1996 года составил лишь 4,3% ВВП, что, хотя и больше прошлогоднего уровня (3,1% ВВП), лишь незначительно превышает годовую проектировку (4%) и не оставляет камня на камне от апокалиптических прогнозов "разрушения бюджетной сферы под действием предвыборного популизма".
       Популизм действий властей оказывается весьма ограниченным и заключается в основном в резком переводе финансовых потоков государства в карман массового избирателя. Непосредственная поддержка людей значительно более действенна, чем поддержка неэффективных форм их организации, - против этого не станет возражать даже самый ортодоксальный монетарист. Поэтому реструктуризация госрасходов, пусть даже по-прежнему недостаточных, способствует не только росту реальных доходов, но и опережающему прогнозы снижению инфляции при одновременном оживлении производства. Поскольку эмиссии необеспеченных денег не происходит, государство продолжает жить по средствам. Вред, приносимый предвыборным популизмом, ограничивается обострением аллергических реакций на него у наиболее наивной части наблюдателей.
       
Финансирование дефицита
       Структура покрытия апрельского дефицита подтверждает, что предвыборная программа президента опирается не на добрые пожелания, а на реальные процессы. Перенос основной тяжести бюджетных заимствований за пределы страны для высвобождения внутренних инвестиционных ресурсов с рынка ГКО, о чем заявил 31 мая Борис Ельцин, полным ходом шел уже в апреле. Именно на этот месяц пришлась львиная доля из примерно $1 млрд, вложенных инвесторами в ГКО к началу мая.
       Структура покрытия дефицита изменилась кардинально. Если в первом квартале 1996 года внутреннее финансирование составило 69,4%, то в апреле его доля сократилась более чем в два раза - до 33,2%. При этом почти две трети дефицита были профинансированы за счет остатков валютных счетов бюджета. Поскольку полученные в марте внешние займы (их рублевый эквивалент составил 18,5 трлн, а рублевый эквивалент их сальдо - 14,6 трлн) не были израсходованы, валютные остатки увеличились в 7,8 раза - с 2,2 до 17,2 трлн руб. Приблизительно половина этих средств и была израсходована для преодоления бюджетного кризиса.
       Остатки на валютных счетах все еще более чем в четыре раза превышают уровень начала марта. Поскольку бюджетная ситуация в ближайшие месяцы будет гораздо спокойнее, чем в апреле, эти средства смогут оказывать стабилизирующее воздействие на всю бюджетную систему еще длительное время. Ведь даже простое нахождение их на счетах банков благотворно влияет и на банковскую систему России, и на общеэкономическую конъюнктуру в целом, а через них - и на бюджетный процесс.
       В структуре внутреннего финансирования дефицита резко снизилась доля ГКО. Всего в первом квартале разница между поступлениями и погашениями ГКО составила почти 96% дефицита федерального бюджета. Однако если в марте их сальдо увеличилось почти вдвое, то в апреле из-за значительных погашений оно выросло лишь на 3,1 трлн руб., что составило менее четверти дефицита.
       Несмотря на это, сокращение валютных остатков позволило продолжить изъятие из оборота наиболее инфляционного российского финансового инструмента - казначейских обязательств: если в январе их сальдо уменьшилось на 0,8 трлн руб., то в феврале - на 1,2, в марте - на 1,5, а в апреле - уже на 2,4 трлн руб. Это оказывает оздоровляющее влияние на всю экономику. Можно предположить, что неожиданное замедление роста цен в мае (1,5% вместо прогнозировавшихся 1,8%) вызвано в том числе и сокращением их оборота.
       
Новации
       Важной новацией апреля 1996 года стал внезапный рост так называемых "прочих внутренних позаимствований". Внутренние кредиты, полученные государством в апреле, превысили 1,4 трлн руб. и составили более 11% бюджетного дефицита. Скорее всего, это связано с программой финансирования части государственных расходов (обороны, северного завоза и АПК) за счет векселей и гарантий Минфина.
       Важно отметить, что эта программа имеет естественные ограничения, так как многие крупные банки испытывают к государству недоверие и участвуют в программе только в рамках своих собственных обязательств. Следовательно, она не сможет привести к чрезмерному увеличению денежной массы и тем более к ослаблению контроля государства за бюджетно-финансовой сферой. К настоящему времени экономика России выработала механизмы автоматической стабилизации, препятствующие ее разбалансированию даже при сильных импульсах извне.
       
Усиление контроля
       Важным успехом государства стало и усиление контроля за бюджетными расходами. Оно проявилось прежде всего в резкой активизации возврата бюджетных ссуд, выданных ведомствам и министерствам (в апреле возвращено почти в два раза больше, чем за весь первый квартал), и в первом в текущем году значительном сокращении остатков рублевых средств на бюджетных счетах (более чем на 1 трлн руб.).
       К сожалению, усиление контроля коснулось лишь расходной части бюджета. В доходной не удалось закрепить успех, достигнутый в марте, когда поступления были повышены на 11%. Сумма недоимки (просроченные платежи) и отсроченных платежей сократилась за март по консолидированному бюджету с 94 до 83,8 трлн руб., по федеральному - с 54,4 до 48,3 трлн руб.
       При этом общий объем недоимки уменьшился на 40%: в консолидированный бюджет - с 70,1 до 42,3 трлн руб., в том числе в федеральный бюджет - с 40,9 до 24,5 трлн руб. Однако основное сокращение недоимки было связано с ее легализацией по указу президента России #65 от 19 января 1996 года "О предоставлении предприятиям и организациям отсрочки по уплате задолженности по налогам, пеням и штрафам за нарушение налогового законодательства, образовавшейся до 1 января 1996 года". Объем платежей, отсроченных в соответствии с этим указом, составил на 1 апреля 1996 года 26 трлн руб., в том числе в федеральный бюджет - 15,1 трлн руб. Это составляет соответственно 62,7 и 63,2% от общего объема отсроченных платежей в консолидированный и федеральный бюджеты.
       В апреле ситуация изменилась: недоимка в консолидированный бюджет выросла на 45% (с 42,3 до 61,4 трлн руб.), в федеральный - на 35% (с 24,5 до 33,0 трлн руб.). Отсрочки платежей в апреле в соответствии с указом практически не предоставлялись. Соответственно, крайне незначительным был рост отсроченных платежей: он составил 6,7% в консолидированный бюджет и 9% - в федеральный. Рост недоимки существенно сократил собираемость налогов, но государство, как уже отмечалось, оказалось готовым к такому повороту событий.
       
Выводы и перспективы
       Подводя итоги, можно сказать, что, каков бы ни был исход выборов, в апреле Борис Ельцин уже одержал свою главную победу: Россия преодолела самый острый момент бюджетного кризиса, фактически не заметив его.
       Следующее увеличение выплат по внутренним заимствованиям придется на июль-август, однако в случае победы Ельцина этот пик будет компенсирован мощным притоком дешевых иностранных капиталов. Зюганов же, ясно понимая, что ему на этот приток рассчитывать не приходится ни при каких обстоятельствах, вписал в свою программу уничтожение рынка ГКО. Этим он еще раз подтвердил неприятие коммунистами не только крупного капитала, но и любой негосударственной хозяйственной деятельности вообще.
       
МИХАИЛ ДЕЛЯГИН
       
----------------------------
       1. В структуре внутреннего финансирования дефицита резко снизилась доля ГКО
       2. Предвыборный популизм не приобрел опасных для бюджета масштабов
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015