На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Российский бюджет в интересном положении

1997.08.12 , "Коммерсант" , просмотров 452
Расходов недостаточно, зато ссуд слишком много
       Наиболее очевидным свидетельством кризиса бюджетной системы России в этом году стало, разумеется, недофинансирование запланированных бюджетных расходов. К настоящему моменту национальная оборона, например, профинансирована на 85%, производство и строительство - на 92%, социально-культурная сфера - на 80% (в том числе социальные расходы, культура и искусство - на 66%), сельское хозяйство - менее чем на 70%. Очень важно, что официально объявляемая приоритетной инвестиционная сфера вообще почти не финансируется: в частности, правительство никак не может найти 300 млрд рублей для победителей инвестиционных конкурсов, о которых оно само так много говорило. Эта ситуация сохранится и в третьем квартале: прогнозные расходы на социально-культурную сферу предполагается исполнить на 95%, на народное хозяйство и инвестиции - на 85%.
       Конечно, можно было бы говорить о том, что правительство таким образом экономит бюджетные средства и не допускает неконтролируемого расходования денег. Однако, как ни удивительно, как раз те расходы, которые можно было бы сократить, быстро увеличиваются. Речь идет прежде всего о бюджетных ссудах предприятиям.
       В январе-феврале их было выдано всего 189 млрд рублей, причем погашение составило 209 млрд, в результате чего общая задолженность предприятий даже сократилась на 20 млрд. Однако затем начался настоящий бум: в марте бюджетных ссуд было выдано на 506 млрд, в апреле - на 1,1 трлн, а в мае - на 1,658 трлн; чистая величина бюджетных ссуд (с учетом погашения) за первые пять месяцев составила 2,2 трлн, или 15,5% от дефицита. В это время бюджетные ссуды стали одним из важных направлений прямого финансирования государством народного хозяйства. В марте-мае прирост бюджетных ссуд предприятиям и организациям составил 25,8% от финансирования расходов на промышленность, энергетику и строительство, сельское хозяйство и рыболовство, транспорт, дорожное хозяйство, связь и информатику вместе взятых.
       Примечательно, что залповый выброс бюджетных ссуд привел не только к исчерпанию их годового лимита, но и к совершенно нежелательному их перераспределению между отраслями. В роли пострадавших оказались наиболее слабые отрасли промышленности, в значительной степени ради помощи которым и создавался сам механизм бюджетных ссуд, - легкая и текстильная промышленность. План предоставления им ссуд выполнен лишь на 36%.
       В итоге чрезмерное увлечение бюджетными ссудами оказывается еще более заметным свидетельством бюджетного кризиса, чем недофинансирование плановых расходов. Если недофинансирование в конечном итоге можно будет как-то покрыть, пусть и инфляционными деньгами, то выяснить судьбу ссуд и тем более добиться их возврата в дальнейшем будет чрезвычайно трудно.
       Наконец, еще одной удивительной чертой нынешней бюджетной политики стало увеличение остатков бюджетных средств. Душераздирающие истории про деньги, вырываемые у налогоплательщиков для последующего замораживания на бюджетных счетах и нелегального оборота, приносящего огромные прибыли отдельным коммерческим банкам и государственным чиновникам, давно уже ставшие неотъемлемой частью российского политического и экономического фольклора, не так уж далеки от истины.
       Головокружительный рост остатков бюджетных средств на счетах, наблюдающийся в 1995 году и являющийся одним из видов естественной реакции экономического организма на ужесточение финансовой политики, заставляет предположить, что бизнес-сказания отражают некоторые фундаментальные основы бытия, а не только "отдельные и кое-где еще имеющие место" вопиющие недостатки.
       В целом за полугодие остатки выросли в 15,5 раза - с 0,2 трлн на 1 января до 3,1 трлн рублей на 1 июля. Остатки средств на счетах федерального бюджета составили 14% дефицита, а их июньский прирост - 19% июньского дефицита.
       Обращает на себя внимание, что остатки на счетах местных бюджетов в Центральном банке при сопоставимости масштабов операций намного больше, чем остатки на счетах федерального бюджета. Представляется, что причиной этого является не только количество местных бюджетов, обуславливающее и большую по сравнению с федеральным сумму необходимых трансакционных остатков, но и большая по сравнению с федеральным бюджетом их связь с коммерческой сферой (достаточно указать, что если по прошлогодним оценкам на счетах в коммерческих банках находилось около 25% средств федерального бюджета, то для местных бюджетов этот показатель приближался к 50%). Кроме того, в отличие от федерального местные бюджеты никогда не сокращали сумму остатков своих средств на счетах в банках.
       Принципиально, что контроль за расходами не удастся установить быстро. В условиях недостатка контроля эффективность расходования бюджетных денег снижается на каждом из звеньев цепи "выделение средств - получение средств - расходование средств на утвержденные государством нужды". На одну проверку, проводимую только территориальными органами федерального казначейства, в январе-мае приходилось в среднем 4,4 нарушения на общую сумму 25 млрд рублей.
       
Предприятия предпочитают оставлять деньги себе
       Разумеется, кризис касается не только расходов, но и доходов. Наиболее явно это отражается в увеличении недоимки в федеральный бюджет. За полугодие она выросла в 2,2 раза - до 20,3 трлн по состоянию на 1 июля, причем основной прирост - 6,5 трлн - пришелся на апрель-май. Характерна исключительно высокая отраслевая и региональная концентрация недоимки: 5,3 трлн, или 26,1% от ее общего объема, приходится на Ханты-Мансийский автономный округ, в котором добывается около 55% российской нефти.
       Причины образования подобной недоимки исключительно оригинальны. 72,4% от ее объема, или 14,7 трлн рублей, было вызвано резервированием средств предприятий на зарплату и неотложные нужды. Согласно существующему в настоящее время порядку, осуществить такое резервирование, то есть фактически вывести из-под налогообложения от 30 до 50% своих операций, может почти любое предприятие вне зависимости от его финансового положения.
       Неудивительно, что массовое резервирование средств предприятиями стало основным фактором роста недоимки по платежам в бюджет. Примечательно, что покончить с этой практикой и обеспечить резервирование средств только для испытывающих реальные финансовые трудности планируется лишь с 1 января 1996 года. Обсуждаемые меры о поэтапном снижении размеров резервирования средств, поступающих на расчетный счет предприятия, с 30-50% до 20% в октябре и 10% в декабре вряд ли будут реализованы - хотя бы потому, что поставят под угрозу само существование слабых предприятий, ради спасения которых и создавался механизм резервирования.
       
Итоги года могут удивить
       Очевидно, что во втором полугодии кризис преодолен не будет. Более того, он углубится. Наиболее важная причина его углубления - необходимость срочно повысить реальные доходы населения. Только во второй половине 1995 года неизбежные дополнительные расходы на социальные цели оцениваются как минимум в 7-8 трлн рублей, 5,7-6,4 трлн из которых составляют расходы на увеличение минимальной заработной платы. Какие-либо реальные источники покрытия этих расходов в настоящее время попросту отсутствуют.
       В любом случае ясно, что итоги 1995 года будут гораздо хуже, чем планируют власти. Доходы по итогам года ожидаются на уровне 13,5% ВВП (в первом полугодии они составили 14,1% ВВП). Это больше прошлогоднего показателя, но меньше, чем доходы в подавляющем большинстве зарубежных стран. При этом считается, что расходы составят 15% ВВП (в первом полугодии было 17,3%) и дефицит в результате окажется приемлемым.
       Однако на самом деле удержание расходов в 15-процентных рамках предполагает фактически абсолютное сокращение расходов во втором полугодии по сравнению с первым, что попросту нереально. Учитывая необходимость увеличения социальных выплат, можно сказать, что скорее всего расходы составят 20% ВВП. Кстати сказать, российская и мировая практика подтверждает, что именно 20% - это некий минимальный предел госрасходов. В итоге реальный дефицит бюджета составит не 4,5 и даже не 5%, а 6,5-8% ВВП.
       
       МИХАИЛ Ъ-ДЕЛЯГИН
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015