На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Банки больше не заинтересованы в высокой инфляции

1997.05.07 , "Коммерсант" , просмотров 485
Любовь банков к политической стабильности имеет свое объяснение
       Причиной того, почему инфляция была выгодна коммерческим банкам на первом этапе реформ, являлась их болезненная, "наркотическая" зависимость от централизованных кредитов ЦБ. Фактически банковская системы России выполняла почти исключительно функции посредника между государством и народным хозяйством. Следствием такого положения дел было то, что в 1993 году, например, увеличение реальных активов банков наблюдалось в периоды более высокой инфляции, и наоборот, — в периоды относительного замедления роста цен реальные активы банков сокращались. Поэтому предпринятая правительством в 1994 году попытка ужесточить финансовую политику вызвала критику со стороны многих банкиров и поток апокалиптических "откровений", предрекавших близкий крах сотен банков.
       Однако уже в I квартале 1994 года ситуация стала развиваться не по привычному сценарию: замедление инфляции не привело к сколько-нибудь заметному снижению банковских активов. Наоборот, в 1994 году инфляция стала влиять на банковскую сферу совершенно противоположным образом: замедление инфляции сказывалось на ней благотворно, ускорение — негативно. Это связано с относительным уменьшением зависимости банков от централизованных ресурсов и переориентацией на собственные средства предприятий и населения. В целом в 1994 году наблюдался некоторый рост реальных активов — на 14% — что стало, как мы сейчас видим, предвестием замедления экономического спада (за первый квартал 1995 года ВВП сократился на 5%, в то время как за тот же период прошлого года он уменьшился на 17%). Таким образом, призывы отдельных банкиров к кардинальному смягчению финансовой политики и ускорению инфляции ради смягчения банковского кризиса не соответствуют реальным интересам не только экономики в целом, но и самого банковского сообщества России.
       
       Здесь эксперты Ъ хотели сделать одну небольшую, но важную оговорку. Российское банковское сообщество весьма неоднородно по своему составу. Есть группа крупных солидных банков, среди клиентов которых преобладают предприятия, в меньшей степени затронутые кризисом и располагающие достаточными средствами. Как правило, эти же банки располагают квалифицированными кадрами в кредитных управлениях и управлениях проектного финансирования, что позволяет банкам свести к минимуму риск невозврата кредита. И есть другие банки, которые исторически оказались связанными с предприятиями, либо получающими помощь от государства, либо выполняющими государственные заказы. Наиболее ярким примером того, что может случиться с такими банками, стал кризис Межрегионбанка. Эти банки очень страдают от кризиса неплатежей и выиграли бы от некоторого ослабления ограничений на рост денежной массы. Поэтому "призывы отдельных банкиров к кардинальному смягчению финансовой политики и ускорению инфляции" вполне соответствуют интересам определенной части коммерческих банков. Конечно, финансовая стабилизация когда-нибудь благотворно скажется и на их положении, но они до этого "когда-нибудь" могут и не дожить. Ведь и сам г-н Делягин свидетельствует, что доля убыточных банков в 1994 году достигла 30% от их общего числа и превысила долю убыточных промышленных предприятий, составившую 23%.
       Важно, однако, заметить, что финансовая стабилизация оказалась вполне приемлемой для российской банковской элиты — группы наиболее сильных банков, пользующихся огромным влиянием. Наиболее ярким проявлением этого "примирения" сильных коммерческих структур с финансовой стабилизацией и стало предложение "большой восьмерки" ("Империал", "Национальный кредит", ОНЭКСИМбанк и др.) перенести выборы.
       
       Принципиальное изменение в отношении банков к инфляции носит не только экономический, но и политический характер. И политическую значимость этого факта трудно переоценить: ведь банки являются основным источником финансирования политической деятельности, и среднесрочный баланс сил на политической арене определяется в конечном счете именно их позицией. Поэтому сегодня можно смело утверждать, что курс государства на оздоровление финансовой сферы будет сохранен и развит вне зависимости от итогов предстоящих выборов.
       
Северо-Запад России стал лидером роста
       Следует отметить, что переход к новой модели развития банковской системы, характеризующейся качественно меньшей зависимостью от государственных денег, сопровождался выравниванием динамики реальных активов по экономическим районам (см. таблицу 1): масштабы банковских операций увеличиваются или сокращаются одновременно по всем экономическим районам в зависимости от макроэкономической ситуации, а не от распределения государственных средств.
       Недостатком таблицы 1 является то, что она содержит данные по кварталам, что не в полной мере устраняет фактор сезонности. Для большей полноты картины мы используем годовые изменения активов, а точнее, — их индекс, отражающий отклонение динамики региональных банковских систем от среднероссийской (см. таблицу 2).
       Региональный анализ реальных банковских активов позволяет выделить территории с наиболее динамично развивающимися банковскими системами. К ним относятся Дальневосточный и Северо-Западный экономический районы, сокращение объема банковских операций в которых минимально. В III квартале минувшего года оба эти региона вплотную приблизились к восстановлению реальных банковских активов уровня 1 января 1993 года, однако осенне-зимний инфляционный шок отбросил их, и всю банковскую систему, назад.
       Стержнем развития банковской системы Северо-Западного экономического района стал Петербург, власти которого на 8 процентных пунктов уменьшили местные налоги на банковскую деятельность, после чего число банков города превысило двести.
       На противоположном полюсе — бесспорный аутсайдер банковской системы России, Центрально-Черноземный район, банковская система которого за два года сократила свои операции более чем вчетверо и, если будет развиваться прежними темпами, скоро просто прекратит свое существование, уступив место филиалам инорегиональных, в первую очередь, московских, банков.
       То, что активы банков Москвы, Урала и Западной Сибири растут медленнее, чем активы банков других регионов, является наилучшей иллюстрацией тезиса о естественном замедления роста активов по мере увеличения масштабов операций. Схожий процесс идет и в Дальневосточном районе, где относительный рост активов также резко замедлился при выходе его на второе место после Москвы по абсолютной величине активов.
       Неожиданностью явилось быстрое развитие Центрального региона, на который начинает, по-видимому, распространяться влияние Москвы, и по-прежнему высокие темпы роста Северо-Запада, ставшего в IV квартале 1995 года наиболее динамичным экономическим районом России.
       Среди других регионов, добившихся успеха, следует отметить Поволжский экономический район, удержавший более высокие, чем в среднем по России, темпы роста банковских активов. Можно быть уверенным, что его банковская система, опирающаяся в первую очередь на предприятия Самарской области, еще далеко не в полной мере реализовала свой конкретный потенциал.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015