На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Съезд (приложение про резервирование)

1997.05.25 , "Коммерсант" , просмотров 458
Содержание введенных ЦБ изменений заключалось в распространении действующего норматива резервирования на все не охваченные им ранее банковские пассивы (кроме привлеченных межбанковских кредитов) и в изменении порядка определения сумм, от которых должны производиться отчисления в фонд обязательных резервов.
       В целом надо согласиться с ЦБ в том, что ужесточение правил резервирования есть достаточно эффективное средство борьбы с инфляцией. А резервирование валютных счетов, вызвавшее особое негодование, кроме того, является и вполне разумной мерой борьбы с долларизацией экономики. До его введения не резервировавшиеся валютные вклады фактически имели преимущества перед резервировавшимися рублевыми, на что, кстати, обращали внимание и специалисты Лондонской школы экономики. Аргумент банкиров — резервирование вкладов в инвалютах не применялось в развитых странах — на наш взгляд, не может быть принят. Эти страны не сталкивались с проблемами, подобными проблеме долларизации в России. Там же, где эта проблема возникала, например, в Италии, использовалось и резервирование валютных вкладов.
       Банковские юристы в споре с ЦБ обращали также внимание на различие между счетами, управляемыми банком (срочные депозиты), и счетами, управляемыми клиентом (расчетные счета). Банки считают, что резервирование должно распространяться только на счета, управляемые банком. На наш взгляд, эта точка зрения имела бы право на существование при одном условии — если бы фонд обязательных резервов в ЦБ выполнял функцию страхового фонда. В этом случае коммерческий банк вносил бы своего рода страховой взнос на случай собственной ошибки. Тогда, действительно, разумно было бы распространить правила резервирования только на счета, управляемые банком. Однако действующая у нас система резервирования не имеет никакого отношения к страхованию. В России резервирование — инструмент исключительно макроэкономического управления. Оно преследует единственную цель — управление ростом денежной массы. Расширение базы резервирования способствует ограничению роста денежной массы. С этой точки зрения разница между средствами, находящимися на счетах, формально управляемых клиентом, и средствами, находящимися на счетах, формально управляемых банком, не имеет ни малейшего значения.
       В целом приходится признать: претензии коммерческих банков не имели под собой достаточных оснований, а количественные оценки "ущерба" были явно завышены. Банки и АРБ оказались во власти эмоций и узко корпоративных интересов. Если макроэкономическая стабильность действительно находится под угрозой, если рост денежной массы способен привести к инфляционному шоку и неминуемо связанным с ним политическим потрясениям, то жесткие меры представляются совершенно оправданными.
       Впрочем, здесь возникает законный вопрос — была ли реальная необходимость ужесточения финансовой политики? Критики ЦБ утверждают, что такой необходимости не существовало. Инфляция снизилась до 8% в апреле, доллар был относительно стабилен, бюджетный дефицит равен 3,3% ВВП по сравнению с 9,3% год назад. Однако есть основания полагать, что официальная картина не вполне отражала реальное положение дел (по сведениям, полученным из некоторых источников в правительстве, темп прироста денежной массы в апреле составил 25%, и накануне майских праздников в Москве ходили слухи о возможности повторения "черного вторника" — Ъ). Правда, в этом случае, по нашему мнению, бороться с "грядущей катастрофой" ЦБ должен был не единолично, а вместе с другими компетентными органами — Минфином и Минэкономики. В этом случае могло бы быть найдено какое-то другое, возможно, менее болезненное для банков, средство.
       Единственное, что за что, пожалуй, стоит упрекнуть ЦБ — это за стиль принятия решения об изменении правил обязательного резервирования. По свидетельству банкиров, бывший председатель ЦБ Виктор Геращенко имел обыкновение консультироваться с банками. Нынешнее руководство не посчитало необходимым это сделать. Что, собственно говоря, стоило Банку России предупредить банки о готовящемся решении и объяснить им официальную позицию? В ЦБ не учли, на наш взгляд, чисто психологический момент: когда ущемляющее чьи-то интересы решение принимается без консультаций, без предупреждения, оно вызывает враждебность и раздражение вне зависимости от своей целесообразности. 
       
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015