На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Стыдно перед Лукашенко

2008.01.17 , ej.ru , просмотров 726

Письменная история России, как известно, начиналась с признания «Земля наша велика и обильна… Порядка в ней нет». И тяжелого вздоха: «Придите и правьте».

Ударная восьмилетка «наведения порядка» с возведением грозной «вертикали власти», похоже, закончилась примерно так же.

Совершенно неожиданный ракурс оценки путинского процветания дал такой вроде бы сервильный орган российского государства, как Росстат, опубликовавший данные развития России и Белоруссии — в сопоставлении.

Оговорюсь сразу: хотя в отличие от слов «Украйна» и «Молдова», слово «Беларусь» в русском языке есть, оно все же означает не страну, а трактор, хоть и хороший. Поэтому в официальном письменном тексте я буду называть страну русским словом «Белоруссия» — по той же причине, по которой не зову Мюнхен «Мюнихом», а Германию «Дойчландом».

Мы знаем, что Белоруссия не обладает никакими значимыми природными ресурсами. Наигранность истерики кремлевцев по поводу того, что Лукашенко получал топливно-энергетические ресурсы по ценам Смоленской области, становится особенно очевидной, если сравнить уровень жизни в ней (не говоря уже о Брянской и Псковской областях) и в прилегающих регионах Белоруссии.

Каким бы плохим демократом ни был Лукашенко, он доказал, что является хорошим хозяйственником и честным правителем. Как бы ни ограничивал он белорусский бизнес, белорусскому народу совершенно явным образом достается значительно большая часть национального богатства, чем российскому. Какой бы страх ни вызывали белорусские органы безопасности и правопорядка, никто не обвинял их в сколь-нибудь значимой коррупции — не говоря уже о массовом грабеже бизнеса и населения.

Наконец, возмущающие российских либералов ограничения демократии в Белоруссии бледнеют на фоне зверских разгонов «Маршей несогласных» и жесткого прессинга недовольных, ставших основой путинской «сувенирной демократии».

А ознакомившись с официальными данными последних лет по российской инфляции, которые оставляют впечатление головокружительного занижения, нет никаких оснований подозревать лукашенковскую статистику в каком-то большем искажении действительности, чем путинскую.

Мы можем сравнивать — уже не по собственным наблюдениям, а по официальной и, что исключительно важно, обоюдно признанной статистике.

Путинская Россия гордится динамикой экономического роста. Однако если сравнивать его с белорусскими темпами, картинка получается отнюдь не радужной. В 2004 году темпы роста ВВП Белоруссии и России составили соответственно 11,4 и 7,2%, в 2005-м — 9,4 и 6,4%, в 2006-м — 9,9 и 6,7%, а за три года — 34 и 22% соответственно. ВВП на душу населения в 2006 году превысил уровень 1995 в России в 1,6 раза, в Белоруссии — в 2,3 раза. Напомню: я ограничиваюсь статистикой из росстатовского сборника именно потому, что достоверность приведенных в ней показателей подтверждена российским Росстатом.

Динамика промышленного производства также не в пользу нашей страны: в 2004 году оно выросло в Белоруссии на 15,9% против 8,3% в России, в 2005-м — на 10,5 против 4,0%, в 2006-м — на 11,4 против 3,9%, а за три года — на 43 против 17%. Конечно, «эффект масштаба» присутствует: маленькой экономике расти легче, чем большой. К тому же не будем забывать, что Белоруссия растет не «с нуля» (как, например, Грузия), так как она не уничтожила основу советской промышленности, а, наоборот, сумела вписать ее в рыночные реалии. Читая представителей белорусской оппозиции, мы соглашаемся с тем, что вписывание это произошло не слишком эффективно, — однако белорусы не допустили того массового уничтожения несырьевого сектора, например, машиностроения, которое было вполне безнаказанно осуществлено в России.

Глубокое впечатление производит динамика сельхозпроизводства. В 2004 году оно выросло в Белоруссии на 12,6%, в России — на 3,0%, в 2005-м — на 1,7 и 2,3%, в 2006-м — на 6,0 и 3,6%, всего за три года — на 21 и 9%. Стоит напомнить, что в Белоруссии нет ни Черноземья, ни житниц, аналогичных Кубани, Ставрополью или Алтаю. И тем не менее урожайность даже зерновых культур там существенно превосходит российскую: например, в 2006 году почти на треть (24,9 центнеров с гектара против 18,9). Аналогичная ситуация с сахарной свеклой — 376 центнеров с гектара против 325, картофелем — 192 против 130, овощами — 212 против 179.

Лишь в 2006 году Белоруссия уступила России по темпам ввода жилья. В 2004 году он рос на 16% у них и на 13% у нас, в 2005-м — на 8 и 6%, в 2006-м — на 8 и 16%; за три года прирост составил 35% в Белоруссии и 39% в России. Однако качество этих показателей различно, ибо в Белоруссии крайне незначительна доля «инвестиционных» квартир, купленных для размещения капитала и годами стоящих не то что без жильцов — без отделки.

По инвестициям же в основной капитал наполовину спекулятивный инвестиционный бум России просто теряется на фоне Белоруссии. В 2004 году инвестиционный рост в ней, по данным Росстата, составил 21%, а в России — 13,7%, в 2005-м — 20 и 10,9%, в 2006-м — 32 и 13,7%, а всего за три года — почти в два раза в Белоруссии и на 43% в России. Отстаем более чем вдвое…

Аналогичная ситуация и с обновлением основных фондов. Коэффициент обновления в Белоруссии постоянно и существенно выше российского. В частности, в 2004 году он составил 4,2 против 2,7%, в 2005-м — 4,7 против 3,0%, в 2006 году – 4,5 против 3,3%. Возможно, это вызвано большей степенью износа основных фондов, но в Белоруссии износ все же снижается, в то время как в России растет, несмотря на увеличение инвестиций.

Даже динамика розничного товарооборота не в нашу пользу, несмотря на пресловутый «потребительский бум». За 3 года розничный товарооборот в Белоруссии вырос на 57%, в России — на 46%.

Инфляция в Белоруссии традиционно была выше российской: в 2000 году цены там выросли более чем вдвое, а у нас лишь на 20,2%. Но ее темпы, а, соответственно, и опережение российской весьма быстро сокращались. В 2005 году наступил перелом: инфляция в Белоруссии оказалась ниже российской — 8,0 против 10,9%, в 2006-м – 6,6 против 9,0%. В 2007 году инфляция в Белоруссии ускорилась, но превысила российскую ненамного, составив 12,1 против 11,9%.

Борьба с инфляцией в Белоруссии имеет несравнимо меньшую социальную цену, чем в России. Число официально зарегистрированных безработных за 2004-2006 годы в «нищей» Белоруссии сократилось в 2,6 раза; в «процветающей» и захлебывающейся от нефтедолларов России, несмотря на снижение в 2005-2006 годах, выросло на 6%.

Естественная убыль населения постоянно ниже российской: на тысячу населения в 2004 году она составила 5,2 против 5,6%, в 2005-м – 5,2 против 5,9%, в 2006-м — 4,3 против 4,8%. Правда, достигнуто это за счет меньшей смертности при меньшей рождаемости, но коэффициент детской смертности, являющийся интегральным показателем качества жизни, в Белоруссии также устойчиво ниже российского, в частности, в 2004 году — 6,9 против 11,6% на тысячу родившихся живыми, в 2005-м — 7,1 против 11,0%, в 2006-м — 6,1 против 10,2%.

Медицинская статистика отражает не только здоровье населения, но и отношение системы здравоохранения к больным. Скажем, в 2006 году количество зарегистрированных заболеваний в России упало почти на 20% — с 3,7 до 3,0 тыс. случаев на 100 тыс. чел. (в Белоруссии в те же годы заболеваемость осталась на уровне 3,7 тыс.) — во многом благодаря реформе здравоохранения, убедившей большую часть населения в том, что оно создано для вытягивания денег, а не для облегчения страданий. В целом с 1995 по 2006 год заболеваемость в России упала почти в 1,6 раза — с 4,7 до 3,0 тыс. случаев на 100 тыс. населения, — что явно не сопровождалось улучшением общественного здоровья. В Белоруссии падение заболеваемости за то же время было меньшим – почти в 1,3 раза (с 4,7 до 3,7 тыс. случаев).

По серьезным болезням, которые не перенесешь «на ногах», картина качественно иная. В 2006 году, когда общая заболеваемость в России стала ниже белорусской (3,0 тыс. случаев против 3,7 тыс.), заболеваемость туберкулезом оказалась выше в 1,7 раза, сифилисом — в 2,3 раза, острыми кишечными инфекциями — в 3,7 раза, вирусными гепатитами — в 8,9 раза.

Травматизм на производстве в России в 2,9 раза выше, чем в Белоруссии.

Реальные доходы населения в 2004 году росли в Белоруссии несколько медленнее, чем в России, — на 9% против 10-ти; в 2005 году белорусы «ушли в отрыв» — 18% против 11-ти, в 2006-м темпы роста практически сравнялись — 16% у них, 15% у нас. Общий рост за три года — 49,2% у них, 40% у нас.

Сопоставление динамик начисленных зарплат, учитывая динамику российских выплат «в конвертах» и ограниченность такой практики в Белоруссии, — занятие неинформативное (хотя там картина тоже с сильным «перевесом» белорусов). А вот пенсии никто «вчерную» не платит — и сопоставление динамик реальных (то есть скорректированных на инфляцию) пенсий вызывает некоторый шок. За три года реальные пенсии в Белоруссии выросли в 1,7 раза, в России — в 1,2 раза, причем отношение пенсий к прожиточному минимуму, по официальным заявлениям, даже снизилось. Понятно теперь, почему значительная часть российских пенсионеров предпочитала переезжать на старость в Белоруссию.

Но наибольшее впечатление производит сопоставление долей населения с доходом ниже прожиточного минимума, то есть уровня нищеты (почему-то упорно именуемого нашими руководителями «уровнем бедности»).

В 2000 году уровень нищеты в Белоруссии составлял 41,9%, в России — «эхо дефолта» — 29,0%. Затем они плавно снижались: в 2002 году составили соответственно 30,5 и 24,5%, в 2003-м — 27,1 и 20,3% и в 2004 году наконец почти сравнялись — в Белоруссии 17,8% населения, в России 17,6%. После этого в Белоруссии произошло резкое падение уровня нищеты: до 12,7% в 2005-м и 11,1% в 2006 годах.

Это падение весьма знаменательно. Я привык полагать, что всплеск патриотизма, наблюдающийся в Белоруссии в последние три года, вызван целенаправленной государственной политикой развеивания иллюзий по поводу создания реального союза с путинской бюрократией и осознанием необходимости самостоятельного развития. Однако, оказывается, этот мотив имеет серьезную социальную основу. Именно с 2005 года, когда в России социальная сфера была просто разрушена «вторым витком либеральных реформ», включая людоедскую «монетизацию льгот», в Белоруссии произошло существенное улучшение социальной ситуации, которое не могло не повлиять на общественное самосознание само по себе, без всякой пропаганды.

Однако сопоставить данные о белорусской нищете российской Росстат оказался не в состоянии: чтобы избежать обнародования чудовищной для Путина и правящей бюрократии информации, он заявил, что у него… нет данных о доле россиян с доходами ниже прожиточного минимума в 2005 и 2006 годах!

Но им можно помочь, взяв статистику, которую они открыто публикуют в своих же собственных источниках.

Итак, доля россиян с доходами ниже прожиточного минимума в 2005 году составила 17,7%, а в 2006-м — 15,3%. Почти в полтора раза выше, чем в «нищей» Белоруссии! При этом правительство России в «Кратком докладе об основных результатах и направлениях деятельности Правительства Российской Федерации в 2008-2010 годах» не стесняется признаваться в том, что намерено снизить российскую нищету до уровня, достигнутого Белоруссией еще в 2006-м, лишь в 2009 году!

На этом фоне становится понятен прямо-таки панический страх российской бюрократии перед любыми формами объединения с Белоруссией. При любой, самой жалкой пародии на выборы не то что народ России, но и рядовые члены самой этой бюрократии, обеспечивающие пресловутые «административный ресурс» и «фальсификации итогов голосования», единодушно проголосуют за Лукашенко против любого ставленника прогнившей «тусовки» со Старой площади и Куршевеля. Неважно, кто это будет: Путин, Медведев, Зубков, кто-то из бесчисленных Ивановых, Зюганов, Жириновский — разницы нет. Против Лукашенко они обречены набрать не больше, чем Касьянов против Путина.

И почти по тем же самым причинам.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015