На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

КРАСИВЫЕ СЛОВА

2008.02.13 , "Завтра" , просмотров 921

НОВАЯ ПОРЦИЯ ПРАВИЛЬНЫХ СЛОВ

     Цель — "вхождение России в число мировых технологических лидеров". Если не сопоставлять ее с реальным состоянием технологий, с уничтожением системы образования, с преследованием и выдавливанием из страны ученых, с вакханалией околонаучной бюрократии, — все правильно.

     Для ее достижения надо "сконцентрировать усилия на решении трех ключевых проблем".

     Первая — "создание равных возможностей для людей". Прекрасная цель, если забыть, что в 2000-е годы с "равенством возможностей" стало хуже, чем не только в СССР, но и при Ельцине. Именно тогда "социальные лифты" были уничтожены, а культура лидера, назначающего руководителями друзей и земляков без учета их квалификации, стала нормой для всей страны.

     Вторая путинская проблема — "формирование мотивации к инновационному поведению". Неясно, как одним лишь изменением мотивации обновить всю производственную базу страны, чтобы за счет четырехкратного повышения производительности труда решить третью проблему — "радикально" повысить эффективность экономики.

     А уж обещание "максимально комфортной конкурентной среды" и вовсе выдает человека, просто не знакомого с тем, что такое конкуренция. Здесь пахнет маниловщиной, — "но Манилов мне милей, чем Собакевич".

     

     СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

     Первым среди направлений деятельности Путин назвал образование. Все слова прекрасны… и противоречат реальной политике дебилизации: превращения образования из системы передачи знаний и формирования личности в систему выкачивания прибыли из молодежи, внедрения тупой зубрежки и "клипового мышления", отбивающих способность к познанию.

     Путин гордится, что Россия входит в число лидеров по госрасходам на науку, — но здесь, как и во всей социальной сфере, госрасходы идут не столько на решение проблем, сколько на подкормку паразитирующего на них бизнеса, связанного с чиновниками-реформаторами.

     А уж благие пожелания насчет "создания условий, при которых граждане смогут самостоятельно решать свои жилищные вопросы", и вовсе звучат откровенным издевательством.

     Путин назвал один конкретный шаг: "освободить от налогов расходы компаний и граждан на образование и медицинское страхование, софинансирование пенсионных накоплений". Это хорошо, но касается лишь обеспеченных россиян. Большинству остается только завидовать тем, кто достаточно богат, чтобы существовать для Путина.

     Правда, он поставил задачу повысить долю среднего класса до 60-70% населения (то есть в 4-4,7 раз), снизить (хотя и неясно, на сколько и за счет чего) чудовищный разрыв между бедными и богатыми (именно в 2000-е годы ставший максимальным за последние десятилетия), и создать сотни тысяч высококвалифицированных рабочих мест. Но как это будет достигнуто, неизвестно.

     Путин признает: "государству не по силам" и, похоже, именно потому "ни к чему …колоссальный государственный сектор". Это сказано после взрывообразного расширения масштабов госсектора, который в результате захвата "ЮКОСа" и выкупа по завышенной цене "Сибнефти" превысил 40% нефтяной отрасли, а в ходе создания госкорпораций стал доминантой экономики.

     Как и во время приватизации, глава государства не упоминает, что госсектор нужен государству для выполнения его функций. "Не по силам" — и все. Значит, госсектор будут сокращать, а, поскольку госкорпорации только что созданы, — как и раньше, за счет системы жизнеобеспечения: социальной сферы, образования, здравоохранения и ЖКХ. Это они должны быть "адекватны рынку".

     

     ИННОВАЦИОННАЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ

     Нефтедоллары порождают "головокружение от успехов" — лишь так можно оценить заявление, что "в России должен сложиться один из мировых финансовых центров". Как, на основе чего? — no comments: должен, и все тут. Остается лишь надеяться, что не на основе массового отмыва взяток, за счет чего живут банки-"помойки".

     Ради интересов бизнеса будут снижаться налоги, в первую очередь НДС. Интересно, что на официальном сайте Путина указаны лишь одни аплодисменты из 18, которыми прерывалась его речь — именно после этого обещания.

     Налоговое бремя у нас невелико (кроме варварского ЕСН, по которому человек платит тем больше, чем он беднее, и который превратил честность в привилегию имущих) — зато высоки взятки. И снижение налогов дает деньги не столько бизнесу, сколько доящим его коррупционерам. Недаром предложению о снижении налогов аплодировали именно чиновники.

     Бизнесу нужен нормальный суд — и Путин говорит о необходимости "продолжить работу по формированию независимой и высокоэффективной судебной власти как… гаранта защиты прав предпринимательства".

     О "рядовых" гражданах ни слова. Они, как показали 2000-е годы, взятки дают крайне неохотно, в отличие от бизнеса, — так чего ж судам защищать их права? Суды будут защищать бизнес! После этих слов президента позиция судов в трудовых конфликтах будет столь же однозначной, что и в политических процессах.

     Путин указал на необходимость "перейти к новому этапу региональной политики". Да, за 2000-е годы разрыв между регионами вырос чудовищно, многие стали развиваться по несопоставимым социально-экономическим моделям, разрывая хозяйственное пространство России.

     Путин призвал решать проблему созданием никому не ведомой "сети инновационных территориально-производственных комплексов" и столь же таинственной "сбалансированной территориальной политикой". Внятные слова — о "совершенствовании транспортной и энергетической инфраструктуры" — вызывают горячую поддержку. Ведь в последние годы протяженность автодорог с твердым покрытием постоянно сокращается, грузооборот (без железных дорог) уменьшился за прошлый год на 1,1%, а энергетическая инфраструктура стала — благодаря реформе электроэнергетики — одной из главных угроз национальной безопасности.

     Говоря о развитии малого бизнеса, Путин назвал "ужасом" его регулирование и вернулся к идее дебюрократизации, с которого началась его экономическая политика в 2000 году. Свежо предание...

     

     ПУТИН О СВОЕМ БУДУЩЕМ

     А вот тезисы о деятельности правительства относительно конкретны. Ведь президент говорит о своей будущей работе, ведь это для него прямо при живом Зубкове ударно ремонтируют кабинет премьера!

     Итак, правительство вместо администрации президента "должно быть центром выработки идеологии и стратегических планов". Значит, перейдя в Белый дом, Путин намерен взять с собой важнейшие президентские функции, — что обнадеживает, так как полномочия нового президента будут ужаты до его управленческой компетентности.

     Правительство будет "утверждать" (но, похоже, не разрабатывать!) "федеральные программы с четкой постановкой задач, критериями оценки, объемом необходимых ресурсов".

     Все остальное как "ненужные детали" будет "сброшено" на министерства, которые будут выполнять стратегические установки правительства самостоятельно. Попытка реализовать этот подход в 2004 году из-за чрезмерного дробления управленческих полномочий привела к длительному бюрократическому параличу. Если будущий премьер сумеет организовать эффективное взаимодействие министерств, заявленная система повысит качество госуправления.

     Путин намерен распространить сферу прямого контроля правительства — через обязательность сформулированных им "подходов функционирования" — "не только на госуправление, но и всю бюджетную сеть и предприятия, контролируемые государством и органами местного самоуправления". Вероятно, через предприятия местного самоуправления влияние правительства распространится и на само местное самоуправление.

     Это новый этап построения "вертикали власти" и взятия экономики под контроль, — хотя его восстановление за госпредприятиями, в первую очередь РАО "ЕЭС России" и "Газпромом", давно назрело.

     

     ПРОПАГАНДИСТСКИЙ МАНОК НЕ РАССЧИТАН НА ИСПОЛНЕНИЕ

     Путин вбрасывает в оборот термины, не объясняя их значения. Похоже, они будут жить лишь в воображении пропагандистов, толкующих их каждый на свой лад, в соответствии с требованиями момента и личными пристрастиями.

     Чего стоит фраза "реальные результаты в построении инновационного общества должны стать главным критерием оценки работы всей государственной машины"! Что такое "инновационное общество", Путин не разъясняет; тем более невозможно оценить результаты его построения. Правительство с 2003 года не может разработать критерии оценки собственной деятельности, куда ему критерии построения "инновационного общества" разрабатывать.

     А чего стоит пассаж о том, что "развитие человека — …сегодня … — наш абсолютный… приоритет". Это сказано в стране, бюджет и корпорации которой захлебываются от нефтедолларов, а доля людей с доходами ниже прожиточного минимума выше, чем в Белоруссии, не имеющей своих нефти и газа; 84% населения не хватает денег на покупку простой бытовой техники (это бедность), а 12% не хватает на еду (это нищета).

     Похоже, президент Путин живет в какой-то другой России и выступает перед ее представителями.

     В его выступлении потрясает прямо-таки горбачевское отсутствие механизмов. Он говорит о плане, о стратегической программе, которую надо обсуждать всем обществом (молодой частью которого его выкормыши официально признали лишь "нашистов" с малолетними "мишками"), — но ни плана, ни программы даже в либеральном понимании этих терминов просто нет — есть нагромождение красивых слов.

     Помнится, все мы это уже проходили.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015