На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

ПРОШЛОЙ НОЧЬЮ АДМИНИСТРАЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА НЕЧАЯННО СДЕЛАЛА ИЗ ПРОХОРОВА МУЖЧИНУ - разумеется, в политическом смысле слова

2011.09.16 , просмотров 695

ХОТЯ ОН ЕЩЕ МОЖЕТ ИСПРАВИТЬСЯ.

 

         Утопая в толпах либералов (хотя в итоге их оказалось немного, - а может, зал был велик) и чувствуя себя на съезде «Правого дела», по определению Ахматовой, чернобурой лисой в шубном магазине, я был почти уверен, что их склоки – не более чем близкий к гениальности пиар. В самом деле: как еще привлечь к неотличимым от стертой стодолларовой купюры бывшим чубайсовцам внимание и доказать независимость олигарха от Кремля? - проще доказать независимость Луны от Земли.

         Но практика – критерий истины.

         Лица пиарщиков лучились нежными серовато-зеленоватыми тонами, а их разнообразные выражения напрочь исключали всякую возможность поздравлений.

         И стало ясно: все правда. Та самая, которая «не читки требует с актера, а полной гибели всерьез».

         Искренность Прохорова сомнений не вызывала.

         Да, он сотворил все ошибки, которые можно было себе представить – от оклейки страны своим мертвенным лицом в идиотической желто-серой гамме (хуже была только «Гражданская сила» Барщевского) до принятия в руководство «масона» Богданова. Исполнителя захвата партии еще у Касьянова, за то допущенного на «выборы» президентом Медведева (статус которых – заодно со статусом Медведева – он своим кривлянием изрядно понизил).

         Проявив феноменальное высокомерие, переходящее в презрение к окружающим, Прохоров действовал в партии, как единоличный хозяин лавки, решающий судьбы едва ли не крепостных приказчиков в полном небрежении к каким бы то ни было правам (не говоря уже о Трудовом кодексе), и тем самым оттолкнул от себя массу активистов. Среди которых наверняка было много неадекватных корыстных бездельников, - но которые худо-бедно «держали флаг» партии в весьма тяжелых условиях и хотя бы этим заслужили минимум уважения (не говоря о формальных правах).

         Олигархическое отношение к людям как к «расходному материалу, которому все равно некуда деваться», вкупе с пугающей даже его недоброжелателей неадекватностью призванных им в свой штаб «методологов», безусловно, создавали глубочайшее внутреннее напряжение.

         Но без конфликта Прохорова с Кремлем это напряжение не проявилось бы – либералы, как показало голосование дрессированных сурков в Центре международной торговли (73 из 75 «делегатов» проголосовало против своего совсем недавно избранного лидера), дисциплинированы строго по канонам сувенирной демократии.

         Формально конфликт случился из-за Ройзмана – едва ли не единственного живого человека во всей партии, одного из самых авторитетных людей в стране.

         Но не было бы Ройзмана – была бы другая тема.

         Ибо администрация президента, как и любая другая живущая «по понятиям» система, насколько можно понять, обеспечивает покорность со стороны исполнителей путем их унижения, принуждения их к признанию себя не свободными людьми, а не более чем предметами в руках хозяев.

         Это своеобразный гуманизм: бандиты повязывают молодых членов банд кровью, а здесь всего-то требуют отказаться от чувства собственного достоинства, - иногда даже не публично.

         И здесь наступает то, что отличает любой неадекватный авторитарный режим от бандитов и в итоге уничтожает его.

         Он рано или поздно, совершенно неожиданно на себя наталкивается на людей, которые не хотят или просто не могут растаптывать сами себя, - а просто зарезать всех их, в отличие от бандитов, не позволяет громоздкость государственного аппарата.

         И шестеренки казавшегося отлаженным механизма крошатся даже не на песчинках, а на том, что казалось совершенно не декартовскими, ни минуты не мыслящими тростинками.

         Авторитарные (не говоря уже о тоталитарных) режимы погибают не в силу социально-экономических закономерностей, перемен климата или внешних агрессий (как написал один студент из «детей Фурсенко», «Римская империя пала под натиском чеченцев»).

         Он погибают потому, что принуждают людей к унижению, - и ломаются на людях, которые не растаптываются в прах.

         Мы проходим это снова.

         Плейбой, убойным компроматом на которого, наверно, можно на год вперед укомплектовать дюжину порнографических журналов, носитель рвотно отторгаемой страной либеральной идеологии, бывший совладелец «Норильского никеля» и нынешний олигарх (что означает, насколько я силен в современном русском, «раб бюрократии») - вдруг не захотел унижаться.

         Увязнув в кремлевском проекте, вложив в него более 25 млн. долл., - не стал отказываться от чувства собственного достоинства.

         (Может, и хотел, может, отчаянно хотел, - но просто не смог).

         Не сдал Ройзмана.

         Убежден: это было шоком не для отдельных руководителей, а для всей администрации президента.

         Могу представить праведный гнев и беспредельную ярость, объявшие здания Старой площади и толкнувшие их на привычное рейдерство.

         А что толку?

                  Ты слышишь? – сердце стучит:

                  Это коса (по контексту – смерти) нашла на камень, -

как пел много лет назад Гребенщиков, тогда еще Б.Г., а не обслуживающий персонал новых «хозяев дискурса».

         Делать из Прохорова второго Ходорковского или второго Магнитского поздно: правящая тусовка и с первыми-то не знает, что делать.

         А ничего больше она делать не умеет.

         Да, Прохоров наделал массу ошибок – начиная с отсутствия на первом дне съезда и кончая добровольным отказом от титула съезда (на котором присутствовало, как объявлялось, 70 депутатов, то есть абсолютное большинство), - хотя бы для официального роспуска партии. Да что там – в конце концов, его изгнали из его же партии на его же собственные деньги!

         Он довольно во многом невнятен.

         Он еще сам для себя, по-видимому, ничего окончательно не решил.

         Но в его короткой, едва ли даже 10-минутной речи прозвучали ельцинские ноты даже не 1990 – 1988 и 1989 - годов.

         Прозвучала искренность.

         Искренность униженного и оскорбленного человека, который не может мириться со своим унижением.

         Искренность, которая сегодня объединяет страну, самое сильное чувство которой – смертная тоска и обида за то, что «эти воры считают нас овощами».

         Если он сумеет вернуть эту забытую искренность в политику – все его прошлые либеральные заявления потеряют смысл, потому что здоровое начало, сохранившееся в обществе, пойдет на ее простую и честную мелодию, как и более 20 лет назад.

         А Прохоров – для страны – намного лучше Ельцина.

         Да, он только что сам закрыл для себя дорогу в Госдуму и призрачную дорогу в премьерский кабинет.

         Но тем самым он открыл себе новую дорогу – в президенты.

         Конечно, он может не дойти по ней.

         Он может даже испугаться сделать по ней хотя бы один шаг.

         Но ни перед кем в нашей стране эта дорога сегодня больше не открыта.

         Не идеологический, а основанный на простом личном опыте протест против унижения может помочь Прохорову избежать заготовленной для него западни либерального сектантства и вместо привычных кошельков нечаянно получить сердца нашей страны.

         Да, конечно, в 2012 году придет Путин.

         Куда ему деваться? – пример Мубарека и Каддафи предельно ясно показывают, что единственным способом сохранения жизни в условиях «глобальной демократии» является сохранение власти.

         Желательно опирающейся на ядерное оружие.

         Но пока нет оснований надеяться на то, что вернувшийся в свой кабинет, скучающий, пресыщенный и уверенный в своей непогрешимости заложник алчных друзей сможет осознать реальное положение – свое и своей страны.

         Не сможет – ввергнет нас всех в системный кризис.

         Президентом которого может стать Прохоров.

         Учитывая моральный облик людей, обычно прорывающихся наверх в системные кризисы, - фигура более чем удовлетворительная.

         А пока администрация президента продемонстрировала неадекватность, угрожав, насколько можно понять, даже Пугачевой. Делавшие это несчастные «дети Фурсенко» вероятно, просто не знают, как, в каких условиях, преодолевая какие препятствия и угрозы начинала сегодняшняя вальяжная «примадонна» свою карьеру. Жертвы ЕГЭ, что с них взять.

         А Прохоров демонстративно не стал «отмораживаться», сначала предложив администрации президента свалить все на исполнителя Хабирова, а затем – уже Путину с Медведевым – предложив назначить «стрелочником» Суркова (чему, наверное, сказочно рад курирующий его «поляну» в аппарате правительства Володин).

         Но что могут сделать Путин с Медведевым?

         Уступать чувству собственного достоинства (а хоть бы и своего собственного) они просто не могут: это значит самим разрушить собственную, по кирпичику и человеку собранную, систему.

         А значит, кроме длинных гудков в трубке Прохоров может услышать только истошный мат.

         Не оставляющий ему выбора, как не оставляли его Ельцину.

         По простой причине: нынешняя администрация президента значительно менее адекватна, чем гниющая партократия давних времен.

         Она не просто, как показала история с Прохоровым, недееспособна: она еще и сама с упоением и кряканьем роет себе яму.

         Ибо после подмены «Правого дела» никому не известными пожилыми политическими приживалками, на голубом глазу рассказывающими (подобно некоему Дунаеву – уж не демократическому ли главе московской милиции?), как они «раскручивали Прохорова», назначение депутатов Госдумы утратило последний призрак легитимности.

         Естественное направление усилий Прохорова – делегетимация «выборов», с которых его с детской простотой сняли.

         И усилий придется прилагать немного, ибо его фигура была последним (не считая, конечно, каких-то очередных, но совсем уже чудовищных терактов), что могло заставить хоть кого-то поверить, что хоть кто-то на них действительно пришел.

         Сегодня Россия стоит перед «ингушским вариантом»: состоянием, когда народ не просто не пошел голосовать, но еще и твердо знает, что он не пошел.

         И что гнущая его к земле власть, соответственно, незаконна – и все ее требования и поползновения являются не более чем «голимым беспределом», не имеющим под собой вообще никакого, ни по закону, ни по «понятиям», основания, кроме наглости и алчности.

         Такая власть в нашей стране исторически считается самозваной.

         Помните, в «Иван Васильевич меняет профессию»: все устроилось, и царица под боком, и икра трех сортов, и войско в походе, как вдруг истошный крик: «Царь не настоящий!» - и рабски преданные минуту назад защитники престола, давясь в дверях и окнах, неумолимо тянутся бердышами к царственным окорокам.

         Самозванцы в России правят по-разному, но кончают почему-то примерно одинаково.

         Такая специфика.

         Если Прохоров не испугается, он уже не встанет на четвереньки и будет создавать не партию, чтобы пролезть в игольное ушко Центризбиркома, а общенародный фронт и форум, - чтобы разбудить общество, изменить его сознание и тем самым обеспечить проведение честных, легитимных выборов.

         А ведь для этого надо сначала если не сорвать, то хотя бы отменить предстоящий, заведомо нелегитимный спектакль.

         О том же, что делать нормальным людям на оформлении назначенных депутатами Госдумы лиц при помощи «выборов» 4 декабря, я буду говорить 20 сентября, во вторник, на пресс-конференции.

 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015