На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Буш спасает себя дешевой нефтью

2004.02.03 , "Независимая газета" , просмотров 654

С удорожанием российской нефти в 2003 году на 15% – с 23,6 до более чем 27 долл. за баррель – дискуссии о способности нашей экономики слезть с «нефтяной иглы» практически прекратились. Герман Греф признал, что темп роста ВВП в 2004 году зависит прежде всего от нефти, а в бюджете было зафиксировано, что «хорошая» конъюнктура отличается от «плохой» именно ценой нефти. Между тем за вторую половину января стоимость барреля брент-смеси снизилась более чем на 6%, что естественным образом заставляет задуматься о будущем. Стоит вспомнить, что замедление экономического и особенно инвестиционного роста в России в 2002 году во многом было «эхом» удешевления нефти в конце 2001 – начале 2002 г.

Мировая цена нефти определяется на узком рынке североморской нефти сорта брент, добываемой развитыми странами. Узость этого рынка делает его неустойчивым, подвластным спекуляциям и простым изменениям настроений.

Главное для понимания динамики цены нефти – ее высокая зависимость от крупнейших производителей во главе с Саудовской Аравией и крупнейшего потребителя – США. Так, удорожание нефти весной 1999 года (вызвавшее в России сначала «бензиновый шок», а затем рост ВВП почти на 30% за 4 года) стало стабильным прежде всего из-за того, что США использовали его как инструмент в глобальной конкуренции и внутриполитической борьбе.

Разница между уровнем развития США и остальных развитых стран носит принципиальный, качественный характер: США уже перешагнули порог, отличающий «информационное» общество от индустриального, а европейцы и японцы лишь собираются сделать это. В результате по крайней мере до конца 1999 года удорожание нефти создавало для развитых стран Европы и Японии большие трудности, чем для США, и увеличивало разрыв между ними.

В 2000 году дороговизна нефти поддерживалась во многом в рамках президентской избирательной кампании в США. Республиканцы, по всей вероятности, с удовольствием «валили» демократов, провоцируя при помощи дорогой нефти обострение экономических проблем (вплоть до крушения «новой экономики» в апреле 2000 года).

Наряду с разгулом коррупции в пореформенной России – что трактовалось как ее «потеря» – Клинтону ставилось в вину и резкое обострение палестино-израильского конфликта, поддержавшее высокие цены на нефть. Это обострение выглядело подозрительно, так как демократы в отличие от республиканцев обладают меньшими рычагами воздействия на Ближний Восток.

Особую пикантность ситуации придавало то, что крупнейшие нефтяные корпорации США, связанные с Республиканской партией, еще и получали за счет дорогой нефти дополнительные прибыли.

Победивший Буш был кровно заинтересован в снижении цен. Дорогая нефть уже тогда сдерживала развитие и притом была единственным управляемым фактором смягчения структурного кризиса американской экономики.

Но процесс уже вышел из-под контроля. Поддержание высоких мировых цен на нефть в 2001–2002 годах представляло собой результат и внешнее проявление не только фундаментальных экономических процессов, но и «молчаливого восстания» арабского мира против господства потребляющих нефть развитых стран. К тому же происходило это на фоне роста противоречий между США и Европой.

Есть основания считать, что нападение США на Ирак готовилось администрацией Буша как солидарный ответ Запада всему арабскому миру. Он заключался далеко не только в «акции устрашения» и даже не в сокращении влияния арабских стран за счет перехода нефтяных и газовых запасов Ирака под контроль США. Не менее важной задачей войны некоторые аналитики считали уничтожение подлинного центра арабского сопротивления – ОПЕК, которая со временем должна была быть не просто дезорганизована, но и ликвидирована как организация.

Эта цель оказалась не достигнутой, а возможно, и вообще недостижимой. Тем временем потребность в удешевлении нефти остается острой, как никогда. Девальвация доллара, обеспечившая ускорение США в последнем квартале прошлого года, сможет приносить плоды лишь до середины весны. Затем США понадобится новый инструмент, способный поддержать благоприятную экономическую динамику до президентских выборов. В силу видимой исчерпанности возможностей «военного кейнсианства» едва ли не единственным резервом Буша является снижение цен на нефть. Связи с нефтяниками как США, так и Саудовской Аравии, превышение в прошлом году мировой добычи нефти над мировым спросом, наличие у американцев эффективных технологий воздействия на рынки позволяют Бушу сделать это.

Даже простое ослабление небывалых морозов на восточном побережье США уже привело к некоторому удешевлению нефти. Завершение отопительного сезона способно усугубить этот процесс.

Вряд ли главный энергоноситель мира станет дешевле 22 долл. за баррель. Но даже в этих условиях российской экономике в ее сегодняшнем, не модернизируемом виде будет отмерено не более 2–3 лет спокойной жизни.

Будущее России зависит от фактора, на который она практически не может влиять. Такова трагическая участь большинства экономически слабых и плохо управляемых стран в условиях глобализации. Только повышение качества управления страной и модернизация экономики способны изменить это неприемлемое положение.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015