На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

БЕСПЛАТНЫЙ СЫР ДОРОГО ОБОЙДЁТСЯ РОССИИ

2004.06.03 , "Завтра" , просмотров 435
"ЗАВТРА". Михаил Геннадьевич, каковы итоги саммита Россия-Евросоюз (ЕС)?

     М.Д.
Чиновники рапортуют о выдающейся победе, и кое-чем действительно можно похвастаться. Позиция ЕС больше не мешает присоединению России к ВТО. Еще до начала переговоров евробюрократы, традиционно игнорирующие мнение наших представителей, пошли на попятную и прекратили требовать отмены экспортной монополии Газпрома. Действительно, на фоне монополии, например, "Газ де Франс" (который является государственной компанией в большей степени, чем Газпром) такое требование к стране, даже не собирающейся входить в ЕС, выглядит абсурдно.

     В ходе саммита ЕС отказался от второго своего абсурдного требования — повысить внутренние российские цены на газ до европейского уровня, что означало не просто отказ России от своих естественных конкурентных преимуществ, но и попросту уничтожение национальной экономики.

     В ходе переговоров евробюрократы согласились с динамикой внутренних цен на газ, вытекающей из российской Энергетической стратегии и еще в прошлом году утвержденной правительством России: с нынешних 27-28 долл. за тыс.куб.м. они поднимутся до 37-42 в 2006 и 49-57 долл. в 2010 году.

     "ЗАВТРА". А чем вызвана такая уступчивость?

     М.Д.
Она не свойственна ЕС в отношениях с Россией и объясняется просто: даже утвержденная правительством либеральных фундаменталистов динамика внутренних цен на газ превышает возможности российской экономики. При этом недостаточна для стимулирования механизмов энергосбережения: они включатся лишь начиная с цены в 60 долл. за тыс.куб.м..

     До соглашения с Евросоюзом бредовое решение российского правительства было нашей внутренней проблемой. Не вызывало сомнения, что по мере осознания его пагубности оно было бы пересмотрено, а допущенная ошибка — исправлена, хоть и дорогой ценой.

     Договоренность с ЕС кардинально меняет ситуацию: теперь разрушительная динамика внутренних цен на газ закреплена международным соглашением, изменить которое простым решением правительства уже нельзя, по крайней мере без грандиозного скандала и новой дискредитации России на мировой арене.

     И "победа" российской дипломатии — не более чем отказ либеральных фундаменталистов от еще одной части суверенитета России, причем отказ, закрепляющий не просто невыгодное, но и заведомо невыносимое положение нашей страны.

     "ЗАВТРА". Но ведь на деле газ продается промышленности по ценам выше устанавливаемых правительством…

     М.Д.
Верно. Часть газа при помощи различных схем (простейшая — занижение годового "лимита" предприятию до абсурдно низкого уровня с продажей остального газа по монопольно и бесконтрольно завышенной цене) уже сегодня реализуется российской промышленности не по официальной цене, а дороже 40 долл. за тыс.куб.м.. Но это касается лишь газа, потребляемого обеспеченными промышленными предприятиями, а не населением. Кроме того, даже "неофициальные" цены все же привязываются к устанавливаемым правительством. Поэтому рост последних повысит цены для всех — и для населения (на производимые при помощи газа свет, тепло и услуги ЖКХ), и для бедных предприятий, и для предприятий богатых.

     Реализация подобной политики делает неизбежным разрушительный кризис российской экономики по крайней мере до 2010 года и разоблачает всю пустоту и надуманность смешного лозунга удвоения ВВП за этот срок.

     "ЗАВТРА". На какие еще уступки пошла Россия?

     М.Д.
На фоне описанной перспективы они выглядят незначительными, хотя в области облегчения доступа на российские рынки иностранных производителей автомобилей, самолетов, услуг связи и финансовых услуг они таковы, что даже Греф, при всей его откровенности и демонстративном пренебрежении к интересам российской экономики, не посмел даже назвать их.

     От некоторых уступок руководство России начало открещиваться сразу же после того, как сделало их. Так, произнесение президентом Путиным загадочных слов об одобрении "киотского процесса" практически однозначно толковалось "горячими европейскими парнями" как обещание скорейшей ратификации этого договора. Однако в частных беседах российские чиновники настойчиво отделяют этот "киотский процесс" от Киотского протокола.

     То ли они сами ничего не знают, то ли руководство России решилось наконец поступить с Западом так, как он уже 15 лет поступает с нами: дать желаемые обещания, получить взамен уступки, воспользоваться ими, а потом объявить, что мы-де никаких обязательств не давали, и нас неправильно поняли.

     Если это действительно так, российские официальные лица достойны похвалы. Ведь, согласившись ратифицировать Киотский протокол, Россия отказалась бы от возможности приспособить создаваемые им рынки к своим интересам. В результате формирование этих рынков пошло бы без учета интересов нашей страны, представители которой в очередной раз лишили бы ее возможности заработать.

     Широко разрекламированной уступкой является снижение импортных тарифов: в целом с 11,9 до 10.5%, в промышленности с 10% до менее чем 8%. Это снижение выглядит незначительно, но может оказаться исключительно опасным.

     "ЗАВТРА". Почему? Ведь сегодня Россия и так почти не защищает свои рынки.

     М.Д.
При благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре денег так много, что хватает и своим, и чужим. Но везение не вечно: условия развития ухудшатся либо из-за удешевления нефти, либо из-за нарастания негативных последствий беззащитности собственности, тотального произвола монополий и силовой олигархии. Всякое ухудшение условий хозяйствования объективно требует усиления защиты рынка, — однако именно такое усиление запрещается правилами ВТО! Один из ключевых реализуемых ею механизмов либерализации мировой торговли заключается в том, что член ВТО может усиливать защиту лишь отдельных рынков только при ослаблении защиты остальных, — так, чтобы общий уровень протекционизма не увеличивался, а то и уменьшался.

     Страна, которая при ухудшении конъюнктуры не сможет усилить защиту своих внутренних рынков, обречена на крах, признаки которого уже видны даже в сверхблагополучной, захлебывающейся от денег (если смотреть "с высоты птичьего полета") российской экономике. Так, даже в такой имеющей, казалось бы, гарантированный сбыт отрасли, как производство нефтегазового оборудования, выпуск сократился за 2003 год на 9% — при росте импорта на четверть!

     Присоединение к ВТО без учета своих будущих потребностей поставит Россию в положение Киргизии, которая согласилась на колониальные условия и почти сразу была вынуждена просить об их смягчении.

     "ЗАВТРА". Ну и когда либеральные фундаменталисты затащат Россию в ВТО?

     М.Д.
Им осталось договориться с США, выступающими против поддержки сельхозпроизводства Австралией и Новой Зеландией, и Китаем, который заботится об импорте игрушек и не может забыть скандальных приватизации "Славнефти" и провала проекта нефтепровода в Дацин. Но в конце 2005 года реформаторы смогут затянуть нашу страну в ВТО, заплатив за бесплатный сыр этой грандиозной мышеловки новыми, не имеющими оправдания уступками.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015