На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Бегство капитала: где финиш?

2000.03.03 , "Ведомости" , просмотров 509

Неофициальный отток капитала продолжается, несмотря на растущие усилия государства и реально достигнутые успехи (он сократился в 1999 г. на 20% и впервые стал меньше сальдо внешней торговли), и остается одним из определяющих факторов развития России.

По официальным оценкам, обнародованным в прошлые президентские выборы, отток капитала в 1988 — 1995 гг. составил $250 285 млрд. По данным исследований ученых РАН и Университета Западного Онтарио (Канада), за 1992 — 1997 гг. он был равен $200 млрд. В 1994 — 1999 гг. только неофициальный отток капитала, как видно из прилагаемой таблицы, достиг $139,7 млрд.

Принципиальной новизной воплощенного в таблице подхода является учет среди направлений неофициального оттока капитала просроченной задолженности зарубежных получателей ссуд и займов, ранее роковым образом у кользавшей от внимания исследователей. Это нововведение позволило кардинально приблизить результаты расчетов, опирающихся на платежный баланс, к общепринятым экспертным оценкам, а также избавиться от ряда ставших уже привычными досадных недоразумений (так, например, специалисты Российско-европейского центра экономической политики только в одном квартале 1999 г. «потеряли» ни много ни мало $$10 млрд!).

Повышение достоверности расчетов подтверждает эмпирически установленный факт систематической неофициальной утечки за границу капиталов, пришедших в страну в виде портфельных инвестиций и внешних займов государства. Раньше дело не шло дальше эмоциональных комментариев западных банкиров по поводу того, что всякое получение Россией очередного транша МВФ сопровождается ощутимым приростом остатков средств на зарубежных счетах российских чиновников и олигархов. Теперь же мы видим, что только неофициальная часть оттока капитала за рубеж в 1994 — 1998 гг. превышала положительное сальдо внешней торговли не менее чем в 1,5 раза (а в 1995 г.

— более чем в 2,2 раза). И в 1999 г. соотношение этих величин изменилось не в силу каких-то успехов государства, а из-за прекращения внешних займов и портфельных инвестиций: капитал замедлил отток просто потому, что утекать стало нечему.

Этот пессимистичный вывод зачастую пытаются оспаривать, ссылаясь на наличие не только неофициального оттока, но и неофициального притока капитала. Специально для развеивания иллюзий такого рода в таблице выделена графа «чистые ошибки и пропуски», сальдирующая все неидентифицируемые по приведенным признакам (невозврат иностранцами займов, невозврат экспортной выручки и фиктивный импорт) неофициальные потоки капитала — как из страны, так и в страну.

Можно спорить о том, какие капиталы неофициально приходят в страну в течение месяца: $0,5 млрд, $1 млрд или $1,5 млрд. Бесспорно другое: по крайней мере основная часть этого притока учитывается в статье «пропуски и ошибки» вместе со столь же неидентифицируемыми и улавливаемыми лишь по общему результату каналами оттока капитала.

А это значит, что масштабы бегства капитала из России носят действительно угрожающий характер и являются одной из первоочередных проблем и экономического, и политического развития страны.

В научной и властной общественности сформировалось два непримиримых подхода к решению этой (как, впрочем, и почти любой другой) проблемы: либеральный и административный.

Либеральный подход сводится в основном к призыву улучшать инвестиционный климат, в результате чего все частные проблемы (включая отток капитала) решаются сами собой. Это напоминает призывы решать проблемы СССР путем построения коммунизма или лечение таблетками разрыва артерии: при российских масштабах потерь капитала (даже с учетом 20% -ного замедления этого процесса в 1999 г.) значимое улучшение инвестиционного климата невозможно.

О врожденном бессилии либерализма свидетельствует и опасность, на которую указывает С. Алексашенко: рост притока валюты в страну, в том числе из-за сокращения ее оттока, либо укрепляет рубль, что подрывает национальную конкурентоспособность, либо вынуждает проводить эмиссию ради сохранения стабильности валютного рынка.

Таким образом, с либеральной позиции невмешательства государства в экономику возврат капиталов в страну — такое же стихийное бедствие, как и рост мировых цен на нефть (вызвавшее в отсутствие антимонопольной политики взрыв внутренних цен на нефтепродукты).

Поэтому последовательное претворение в жизнь идей либерализма может лишь толкнуть государство в противоположную и столь же безнадежную крайность — реализацию административных мер.

Попытки перекрытия конкретных каналов утечки капитала полезны, как всякие усилия по повышению культуры бизнеса, но не могут серьезно задержать отток капитала просто потому, что материальные ресурсы инфраструктуры его бегства («финансового пылесоса») сопоставимы с государственными (в 1999 г. — по $20 млрд), а интеллектуальные ресурсы этой инфраструктуры заведомо выше.

Поэтому в рамках административного подхода государству остается путь простых и грубых решений — разрушение этого «финансового пылесоса». Наиболее разумно временное введение госмонополии на стратегический экспорт (нефть и нефтепродукты, газ, уголь, электроэнергия, металлы), подобной существующей в экспорте оружия.

Однако этот шаг встретит отчаянное политическое сопротивление российского капитала и главное — беспощадную реакцию Запада (так как либерализация внешней торговли — основной инструмент роста конкурентоспособности развитых стран), которая способна окончательно закрепить Россию в ряду «конченых» стран.

Масштабы же деградации российского государства заставляют серьезно сомневаться в том, что оно справится организацией существенной части российского экспорта (история «Росвооружения» тому живое свидетельство).

Таким образом, государство не может ни пустить развитие на самотек, ни жестко администрировать его. Единственный выход устранить специфически российские причины бегства капитала (помимо естественного в условиях глобализации перетока капитала из развивающихся стран в развитые). Это незащищенность собственности — достаточно вспомнить криминальный закон о банкротстве — и политическая нестабильность: ключевая причина кризиса ТЭКа в том, что месторождение начинает приносить прибыль лишь при третьем президенте, каждый из которых волен изменять все «правила игры».

Однако оба недостатка связаны с психологией общества. Поэтому их принципиально нельзя устранить за тот год, который остался у России для изменения траектории ее развития. Значит, в течение того времени, когда государство не будет в состоянии исправить эти недостатки, оно должно компенсировать для инвесторов их последствия.

Механизм этой компенсации государственное гарантирование крупных инвестиционных проектов в стратегических экспортных отраслях и системах жизнеобеспечения.

Все остальное либо необязательно, либо вполне посильно частным корпорациям, с которыми государство не имеет права конкурировать.

Из-за неурегулированности внешнего долга гарантии могут быть только внебюджетными. Механизм их предоставления (в форме переучета Центробанком векселей первоклассных заемщиков) был не только разработан, но и согласован с МВФ и Мировым банком еще в апреле 1999 г. Он и сегодня способен облагородить инвестиционный климат России и заставить «финансовый пылесос» начать работать «на всос» капиталов. С другой стороны, он позволит замкнуть эмиссию в реальном секторе, не пустив ее на финансовые рынки.

Источник: платежные балансы Центробанка РФ.

Примечание. Сальдо экспорта и импорта товаров за 1999 г. в целом, по данным Росстатагентства, $33,2 млрд; сальдо услуг спрогнозировано пропорционально сальдо по товарам. Интенсивность оттока капитала по приведенным каналам предположена в IV квартале 1999 г. на уровне III квартала.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015