На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Может ли Россия избежать ядерной зимы?

2000.04.07 , "Ведомости" , просмотров 375

За последние 10 лет Россия проела инвестиционное наследство Советского Союза оказалась на грани разрушения основных фондов и исчерпания месторождений полезных ископаемых.

Грозящую опасность не должен заслонять начавшийся в 1999 г. беспрецедентный инвестиционный бум. Объем инвестиций в основные фонды превысил официальные данные и, по оценкам, вырос в 1999 г. по сравнению с уровнем 1998 г. примерно на 7%. В январе феврале 2000 г. инвестиции выросли на 6,3% и отставали от уровня аналогичного «докризисного» периода 1998 г. лишь на 8,3%.

Однако этот рост сосредоточен в относительно некапиталоемких отраслях с относительно быстрой окупаемостью: легкой и пищевой промышленности, некоторых направлениях машиностроения, части экспортного сектора. В наиболее же важных для развития страны сферах жизнеобеспечения и инфраструктуры, которые образуют капиталоемкие отрасли с медленной окупаемостью, наблюдается провал.

Так, спад инвестиций в электроэнергетику в 1999 г. превысил 10%. По данным основополагающего доклада А. Белоусова «Тенденции развития национальной экономики России в среднесрочной и долгосрочной перспективе», частично подтверждаемым представителями РАО «ЕЭС России», при сохранении сложившихся тенденций выбытие оборудования из-за физического износа составит (нарастающим итогом) уже в 2000 г. почти четверть мощностей к уровню 1997 г., в 2005 г. — 37% и в 2010 г. — 50 — 52% мощностей.

Нефтяная промышленность, сократив за 10 лет производственные вложения на 70%, уменьшила добычу лишь на 40%. Без резкого усиления инвестиций к 2005 г. эта диспропорция начнет выравниваться за счет нового витка сокращения добычи нефти — на 11,5% к уровню 2000 г. При этом ресурсы для внутреннего потребления, включая экспорт нефтепродуктов, сократятся на 37,5%.

Уже через три года вследствие исчерпания основных газовых месторождений может наступить дефицит газа, к которому российская энергетика не готова сегодня и не будет готова завтра.

Схожая ситуация наблюдается и в обрабатывающих отраслях. При сохранении сложившегося уровня инвестиций мощности к 2005 г. сократятся на 10%, в том числе в химической промышленности — на 13%, машиностроении — на 17%, легкой промышленности — на 30%.

При резком сокращении производства энергии новейший завод не будет ничего стоить точно так же, как и новорусские дворцы по Рублево-Успенскому шоссе. В результате страна погрузится в «инвестиционную зиму», напоминающую последствия ядерной катастрофы, рассчитанной советскими учеными в начале 80-х гг., ядерную зиму.

Чтобы избежать ее, необходим резкий рост инвестиций. В целом по экономике они должны вырасти не менее чем в 2,2 раза, в том числе в ТЭКе — в 2 раза, металлургии — в 2,4 раза, машиностроении — в 3,5 раза, химико-лесном комплексе — в 4,2 раза, в АПК — более чем в 5 раз.

Тот стихийный рост, который наблюдается в некапиталоемких отраслях с быстрой окупаемостью, недостаточен для необходимых результатов. Однако его можно подстегнуть мерами оздоровления инвестиционной среды: снятием административных барьеров (например, в АПК), декриминализацией процедуры банкротства, судебной реформой. В силу своей инерционности эти меры не успеют улучшить ситуацию в считанные годы, оставшиеся до физического разрушения экономики, но изменят ожидания участников рынка и обеспечат нужный прирост инвестиций именно в силу психологических факторов.

В базовых отраслях наблюдается принципиально иная картина. На них не повлияет никакое начало оздоровления инвестиционной среды само по себе — просто потому, что нужны слишком большие суммы денег и на слишком долгий период.

Следовательно, необходимы прямые меры государственного стимулирования и поддержки буквально нескольких — в пределах 10 крупных и жизненно необходимых инвестиционных проектов в ключевых сферах жизнеобеспечения: электроэнергетике, нефтяной и газовой промышленности, транспорте.

Мы можем сегодня надеяться на выживание только потому, что механизм такого стимулирования уже создан. Он сводится к государственному внебюджетному (из-за неурегулированности внешнего долга) гарантированию. Еще в апреле 1999 г. Россия согласовала с МВФ и Мировым банком два механизма стимулирования инвестиций: служивший «отвлекающей мишенью» для национальной и международной бюрократии Банк развития и реальный проект переучета Центробанком векселей первоклассных заемщиков. При подготовке второго с октября 1998 г. по апрель 1999 г. были решены сложнейшие задачи: создание подробной базы данных предприятий и механизма оценки их финансового состояния на основе неполной и частично недостоверной открытой информации. В результате сегодня достаточно просто использовать эти созданные и по-прежнему работоспособные механизмы.

Однако их применение должно подчиняться единой общегосударственной программе действий и опираться на прямые инвестиционные соглашения государства с руководителями крупнейших российских компаний в отраслях, находящихся в опасности.

Прежде всего руководители компаний должны официально согласиться на заключение государством инвестиционных соглашений и взять на себя все вытекающие из этого обязательства вплоть до передачи государству управления своими компаниями в случае их невыполнения.

Затем крупнейшие компании должны немедленно информировать государство о своих «резервах прочности», потребностях в инвестициях и самостоятельной возможности их привлечения, сроках выхода на проектную мощность.

На основе проверки и анализа этой информации государство должно координировать инвестиционную деятельность в масштабах страны, в том числе выделяя жизненно важные инвестиционные проекты, гарантируя их и осуществляя контроль за их реализацией.

Привлечение иностранных инвестиционных кредитов под госгарантии в рамках этого алгоритма лучше прямых иностранных инвестиций, так как сохраняет национальный контроль за ключевыми элементами экономики и исключает реальную опасность принесения России в жертву интересам международных капиталов, находящимся за ее пределами.

Промедление уже не «подобно смерти», а является ею. Если Россия не сформирует соответствующую политику буквально до середины 2000 г., она не успеет избежать их обвального разрушения основных фондов.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015