На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Оптимизация долга

2000.05.17 , "Ведомости" , просмотров 495

Быстрая разработка и принятие бюджета 2000 г., как известно, были оплачены его низким даже по российским меркам качеством.

Однако напрямую от этого никто не пострадал: напротив, неточность прогноза стала источником постоянных положительных эмоций для общества, месяц за месяцем узнающего о сверхплановых доходах бюджета.

Другим его недостатком стало отсутствие важнейшей части программы внешних займов. Закон о бюджете предусматривал ее разработку правительством в течение месяца после его принятия, но она была внесена в Госдуму намного позже.

Согласно программе внешние займы в 2000 г. должны составить $5,96 млрд. Это практически соответствует плану прошлого года ($5,97 млрд), но в 1,9 раза выше реальных поступлений (в 1999 г. было получено около $3,2 млрд внешних займов, отдано $9,3 млрд, в том числе $5,7 млрд основного долга, $3,6 млрд — процентов).

Этот взрывной рост планируется в первую очередь за счет кредитов международных финансовых организаций, которые вырастут еще больше — в четыре раза.

Улучшение экономической и политической ситуации делает это «планов громадье» значительно менее сомнительным, чем в 1999 г. Тревожит другое: 74% займов намечено получить от международных финансовых организаций и лишь 26% — от остальных источников (правительств, банков и фирм; займов на мировом рынке не планируется). Это объективно ставит Россию в зависимость от МВФ и МБРР, дает им могучие рычаги воздействия на экономическую политику государства. Если последнее не сможет четко и последовательно отстаивать национальные интересы (а такое отстаивание замедляет получение кредитов), возможно повторение ситуации 1996 — 1998 гг., когда программы «преобразований под кредиты» привели к катастрофе августа 1998 г.

Главное во внешних займах не суммы и даже не условия получения. Их последствия определяются характером использования средств. С этим дела в России традиционно обстоят из рук вон плохо.

Так, часть внешних займов, направленных предприятиям, даже не была оформлена как кредиты.

Просроченный долг предприятий перед федеральным бюджетом по полученным иностранным кредитам превысил $1 млрд.

Расходование средств, в первую очередь технической помощи, осуществляется так называемыми группами реализации проектов (ГРП), которые служат посредниками между получателями кредита и кредиторами. ГРП не просто совмещают функции распорядителя средств и организатора работ. Распоряжаясь фактически бюджетными деньгами, из-за пассивности государства они контролируются кредитором, а не заемщиком. Это институционально предопределяет низкую эффективность использования средств.

Их исключительно большая часть направляется на закупку оргтехники, оборудование офисов и оплату консультационных услуг (обычно западных специалистов или фирм). В результате реальная польза от технической помощи близка к нулю.

Даже по инвестиционным займам международных финансовых организаций из осваиваемых в 2000 г. $550 млн на проекты, включающие только закупку офисного оборудования, оргтехники, программного обеспечения и консультации, пойдет более 20% средств. Проекты же, включающие эти компоненты наряду с другими, составляют две трети выделяемых сумм (для сравнения: в кредитах правительств и компаний, преследующих конкретные цели, на указанные направления выделяется лишь 15,8% и 3,6%, т. е. в 4,5 раза меньше).

После того как в начале 1999 г.

Минфин официально признал «слабую управляемость» портфеля проектов, независимые исследователи подвергли сложившееся положение жесткой критике.

Удивительно, но отреагировал на нее и стал налаживать контроль за эффективностью использования внешних займов Россией не объективно заинтересованный в этом заемщик, а один из кредиторов — Мировой банк.

Его президент Дж. Вульфенсон признал летом 1999 г., что эффективность проектов МБРР в России равна 30%. К концу года ему удалось добиться блестящего успеха, повысив ее до 50%, но и это означает, что из $2,2 млрд, которые Россия хочет получить в 2000 г. от Мирового банка, $1,1 млрд будет выброшено на ветер.

Следует отметить, что при подготовке программы внешних заимствований на 2000 г. заметные усилия для повышения управляемости займов предприняло и правительство России. Так, оно сократило $628 млн из займов МБРР и рассматривает разумность аннулирования еще $90 млн. (Всего не используется, как минимум, $3 млрд, которые Россия взяла, но не может потратить.) Однако этот частный успех во многом нейтрализован ухудшением управления займами, предусмотренным программой внешних заимствований. В первую очередь она исключает из бюджета требование инвентаризации внешних займов и гарантий правительства. То, что такая инвентаризация до сих пор не проведена, является управленчески-финансовым нонсенсом.

Вторым недостатком стало резкое облегчение получения связанных кредитов, являющихся способом решения проблем кредитора за счет России. Они зачастую сопровождаются завышением цен, навязыванием закупок, подавлением соответствующих российских производств. Они выгодны зарубежным кредиторам, а нам только вредят — именно поэтому борьба за их сокращение ведется с 1994 г.

Формально их объем снижен на 12% по сравнению с 1999 г. до $1,55 млрд. Но это лукавство: снижение намечено лишь по сравнению с сорванным прошлогодним планом ($1,86 млрд); по сравнению же с реальностью ($1,2 млрд) правительство планирует рост более чем на 25%.

Политика «широко открытых дверей» перед связанными кредитами не столько отражает улучшение конъюнктуры, сколько свидетельствует об ухудшении управления.

Если связанные кредиты — наихудший инструмент внешних заимствований, то гарантии — наилучший. Вынуждая искать коммерческого кредитора и работать под его контролем, они не развращают, но весьма эффективно воспитывают менеджмент. Однако в 2000 г. их объем планируется на ничтожном уровне в $10 млн.

Подводя итоги, следует признать: программа внешних займов на 2000 г., останавливая рост внешнего долга при интенсификации внешнеэкономического сотрудничества, является важным шагом на пути обеспечения экономического суверенитета России. Однако невнимание к вопросам обеспечения эффективности внешних займов затрудняет продвижение вперед. Доработка программы в Госдуме дает правительству последний шанс исправить эти недостатки.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015