На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

ВЦИОМ: за последний год люди стали ощущать себя более обеспеченными

2017.04.17 , Комсомольская правда , просмотров 2258

Человек, который говорит о чем-то хорошем, в нашей стране действительно выглядит странно. Но хорошее-то есть. Я сейчас расскажу о результате социологического исследования ВЦИОМ. Это сегодня крупнейшая социологическая компания. И, на мой взгляд, она очень хорошая, она входит в число наиболее профессиональных, качественных социологических групп в России. И она на глазах осуществила очень большой прогресс, она очень здорово улучшилась буквально за последние 5-7 лет. И вот ВЦИОМ проводит опрос о том, как люди оценивают свое собственное материальное положение. Как мы с вами оцениваем свое положение. И помимо оценок «хорошо – плохо», есть совершенно четкие критерии: на что вам хватает денег в вашей сегодняшней ситуации? До весны прошлого года ситуация ухудшалась. Все было очень скверно.

А вот в марте этого года было проведено очередное исследование, которое показало фантастический результат. Реальные доходы населения снижаются. Это мы знаем не только по данным официальной статистики, это мы знаем по своим карманам. Уровень потребления россиян в целом снижается. Это мы тоже знаем по своим карманам. Структура питания людей ухудшается. Растет потребление картошки, снижается потребление рыбы и мяса. Это значит, что мы с вами беднеем. В условиях разрушения экономики, которое проводит либеральное правительство Медведева, на мой взгляд, и Банк России Набиуллиной, тоже либеральный, это естественно, понятно и самоочевидно. Но за последний год люди стали ощущать себя более обеспеченными. Вот это данные социологии. Причем данные социологии хорошей, где не играют с методологией так, как играют в Росстате.

Ростислав:

- Я думаю, хорошей новостью было бы, если бы в Бишкеке Путин сказал, как Трамп: я заставляю союзников платить по-честному. Я был на прошлой неделе в Белоруссии, неделю назад Лукашенко заявил в Минске: «На встрече в Питере я сказал: «Оплатите нам перевооружение белорусской армии». Вопрос: если Россия получает и выполняет такие требования от разных союзников, не является ли она обреченной страной, как Германия в апреле 1945-го?

 

Делягин:

- Спасибо большое. Я думаю, что вам стоит посмотреть фильм «Семнадцать мгновений весны». Там показана Германия в апреле 45-го. И даже если вы живете в самом разрушенном поселке городского типа, глубоко спившемся, то вы можете увидеть некоторые отличия, достаточно существенные, достаточно глубокие. Хотя бы в деятельности органов безопасности. Если вы не видите отсутствие руин на улицах России. Но что касается союзников. У России сегодня союзников, на мой взгляд, нет. Не потому, что сказал когда-то Александр Третий про армию и флот, а совершенно по другой причине. Если вы не знаете, чего вы хотите, если вы не знаете, куда вы плывете, вам нет, как говорил Сенека, попутного ветра, и у вас, соответственно, нет союзников. Вот и всё. И вас доят. Кто-то доит вас более деликатно, кто-то доит вас менее деликатно. Но белорусская армия, напомню, защищает и нас тоже. И то, что мы предоставили Белоруссии кредит в миллиард долларов, который она, скорее всего, не вернет, с учетом того, что мы допустили на Украине, а это грозит и Белоруссии тоже, этот нацистский хаос и нацистский шабаш, я думаю, что эти действия достаточно оправданные.

Когда мы начнем развивать нашу страну, когда закончится 30-летие национального предательства, когда разграбление страны в рамках либеральной политики социально-экономической сменится ее созиданием, тогда у нас будут союзники. Тогда та же самая Белоруссия будет работать на наши рынки. Тогда Средняя Азия будет работать на нас у себя, а не в России дворниками. И тогда мы сможем расширять влияние. И тогда мы сможем спрашивать со своих партнеров. А сейчас у нас господин Назарбаев переводит в авральном, в паническом режиме казахский язык, после того, как они сделали его государственным и вытеснили русский из документооборота, переводит его на латиницу, - нам нечего сказать. Потому что, пока нет русского проекта, пока правительство возглавляет Медведев, а Банк России – Набиуллина, пока социально-экономическая политика страны заключается в ее разрушении, до тех пор предъявлять претензии к кому бы то ни было, кроме себя, извините, немножко преждевременно. То есть, можно, конечно, но нам ответят на это, что мы реагируем на то, что вы делаете со своей страной. И это будет ответ исчерпывающий.

Возвращаюсь к нашей ситуации. Несмотря на все сказанное, у нас улучшается социальная структура общества. Доля нищих, доля людей, которые говорят: мы едва с водим концы с концами, денег не хватает даже на еду, - с марта 2013-го по март 2016-го выросла с 4 до 9 %. За последний год она сократилась в 1,5 раза – до 6 %. Самые бедные люди, люди, которым хватает на еду, но уже не хватает на покупку одежды. Год назад было 33 % - треть россиян. Сейчас – 29 %, на 4 процентных пункта меньше. Доля относительно… нельзя сказать, что это обеспеченные люди, это тоже бедные, но это верхняя часть бедных, которым хватает на еду и одежду, но не хватает на простую бытовую технику, - как было 39 %, так и осталось. Но я напомню, что в марте 2013 года таких бедных было 53 %. А вот люди с уровнем потребления среднего класса, которые могут купить простую бытовую технику, но не автомобиль, например, их доля выросла с 14 % до 18 %. То есть их стало примерно столько же, сколько их обычно бывает в стране. И это хороший результат.

Я не очень понимаю, чем он вызван. Может быть, люди привыкли, может быть, упали цены из-за отсутствия спроса на некоторые предметы бытовой техники. Но, тем не менее, их доля выросла. И, наконец, доля богатых людей выросла с 3 %, которые могут купить автомобили, до 6 %. Да, конечно, можно сказать, что кому война, кому мать родна. Можно сказать, что уходит стыд, и уже не стыдно быть богатым в несчастной стране. Но, тем не менее, доля богатых людей за год выросла вдвое. Причем есть люди, которым хватает денег на автомобиль, но не на недвижимость. Их доля выросла с 2 до 4 %. А доля людей, которые могут позволить себе практически все и признаются в этом, выросла хотя и в пределах статистической погрешности – 3 процентных пункта, - тоже вдвое – с 1 до 2 %. То есть у нас стало меньше нищих и самых бедных. У нас стало больше людей с уровнем потребления среднего класса. И у нас стало больше богатых.

Я бы предпочел, чтобы богатых у нас стало меньше, а стало больше среднего класса. По крайней мере, люди, которые говорят, что у них нет никаких материальных проблем, когда таких людей становится больше, на фоне наличия нищеты в обществе и бедности, когда у нас бедными по-прежнему являются более трех четвертей общества, в этой ситуации плохо, что таких богатых становится больше. Но люди, которые могут купить автомобиль, это с какой стороны посмотреть. С учетом сегодняшних цен на автомобили, есть машины достаточно дешевые. Это, скорее всего, даже верхняя часть среднего класса, если по-хорошему. И если их включить в средний класс, тогда его доля вырастет с 16 до 22 %. Это хорошая новость.

Вера:

- Хочу спросить. Вы говорите, что доля нищих уменьшилась, благосостояние улучшилось. Я доктор наук, профессор, зав. кафедрой. Я получаю 27 тысяч рублей. К кому это можно отнести – к нищим, богатым или к средним? 27 тысяч рублей, которые были три года назад, и сейчас – как на них жить?

Делягин:

- Три года назад – на них можно сегодня купить в два раза меньше, в полтора раза меньше. Если вы живете в Москве, то вам хватает, скорее всего, на продукты и одежду, но и только. То есть вы бедный человек. Вы принадлежите к верхней части бедных. Но вы не являетесь человеком с уровнем потреблением среднего класса. Для меня это оздоровление социальной структуры – некоторая загадка. Это хорошая загадка, потому что это качественная социология. ВЦИОМ качественная структура. И я вполне доверяю этим оценкам. Это значит, что действительно как-то незаметно от нас, а я общался с людьми, которые живут и на 8 тысяч рублей, и не так далеко отсюда, но социальная структура общества за последний год улучшилась. И это хорошая новость.

Константин:

- Если взять бюджет России за 2017 год, то он примечателен тем, что там четверть всего бюджета составляют так называемые скрытые статьи расходов или секретные статьи расходов. А это военные статьи. Это сумасшествие какое-то получается.

Делягин:

- Спасибо. На самом деле – меньше. Потому что даже в статье «Национальная оборона», где, правда, не все ядерные вооружения включаются, насколько я могу судить, но даже там скрытых расходов меньше. Поэтому я думаю, что все-таки не четверть, а достаточно много. Действительно, эти расходы увеличиваются. И это тревожит. Потому что чем секретней, тем сложнее контроль. И, соответственно, тем выше возможности для коррупции. Но я просто напомню, когда международная ситуация ухудшается до такой степени, что реально возникает угроза пусть не третьей мировой войны, но вполне серьезной заварушки, о которой мы говорим, когда у нас увеличиваются расходы на оборону, а 2017 год будет первым годом, когда доля расходов на оборону будет снижаться, наверное, с 2011 года. Правда, расходы на обеспечение безопасности и правопорядка – их доля в федеральном бюджете снижается, по-моему, с 2013 года. Тем не менее. С одной стороны, истерики по поводу того, что ах, ах, ах, бюджет страшно военизирован, дышать нечем, - это не вполне соответствует действительности. Но с другой стороны, да, конечно. Снижать долю секретных расходов было бы хорошо. Главное – не вернуться в состояние 1995 года, когда у нас чуть-чуть не приватизировали израильской фирме завод, который производил шифровальные машины. Выбирая между безопасностью и обороноспособностью и некоторой угрозой коррупции, вы знаете, я все-таки выбираю состояние, при котором нас нельзя бомбить. И мы можем быть спокойны, что нас не будут бомбить, как какую-нибудь несчастную СириюЮгославию, или как сейчас угроза нависла над Северной Кореей.

Роман:

- Из Сергиева Посада. Давно уже возник вопрос к вам. В начале следствия над полковников Захарченко, кроме московских денег, в СМИ заговорили о найденных в европейских банках нескольких миллиардах евро, принадлежащих клану Захарченко. Потом эта информация вообще исчезла. Почему? И вообще ваше отношение к Захарченко? Могут ли в будущем такие Захарченко еще процветать?

Делягин:

- Спасибо. Во-первых, я вполне допускаю, что информация о миллиардах евро в европейских банках исчезла, потому что она оказалась недостоверной и не соответствующей действительности. Такое бывает. В принципе, с деньгами бывает всякое. Я знаю случай, когда изъяли большой объем криминальных денег, их приняли на вес. Естественно, что из отдаленного места до Москвы этот вес доехал уже в совершенно других купюрах, чем тот, который выезжал с места. Бывает всякое. Я вполне допускаю, что если мы имеем мафиозное образование и мафиозный кошелек, то помимо тех денег, которые хранятся наличными в бронированной квартире, в квартире, которая превращена в банковскую ячейку, по сути дела, есть еще деньги на западных счетах. И, поскольку дело уголовное в чистом виде, и в политику его превратить не удается, то на прямой запрос наших правоохранительных структур западные банки дают прямой ответ в таких ситуациях. Но изъять эти деньги или хотя бы заморозить до соответствующего судебного решения не получается. Что у нас из себя представляют суды, мы об этом сегодня еще поговорим. Там есть их хорошая новость. Это большая редкость, поэтому я о ней обязательно скажу.

Что касается Захарченко. Скорее всего, это был человек, который был даже не казначеем, а просто охранником того, что называется общак, то есть преступной казны. Эта преступная казна, судя по его званию, обслуживала интересы преступников, которые функционировали в рамках правоохранительной системы. Как высоко простирались связи этих преступников, мы, скорее всего, узнаем. Потому что, если дело Захарченко останется делом только Захарченко и никого больше, и никого сверху не потянут, тогда это будет означать, что связи идут очень высоко, и их просто стали рубить. И Захарченко превращают в козла отпущения. Но я считаю, что, безусловно, это признак большой организованной преступной группировки. Это мафия. Эта мафия имеет не слишком много влияния. И ее стало возможным раскрыть хотя бы частично. А вот что будет дальше, будут ли действительно раскручивать всю эту мафию или дело потихонечку спустят на тормозах, как дело госпожи Васильевой, и товарищ Захарченко окажется еще невинным пострадавшим, я в это не верю, но полностью исключить это после дела Васильевой я не могу. Или дело замкнется на самом Захарченко и его ближайшем окружении, и наверх ниточки не потянутся. Это самое вероятное и самое страшное. Ну что, кто-то не знал, что у нас в так называемых правоохранительных органах есть преступные группировки? Они везде есть. Но наши правоохранительные органы к нам ближе всего. И поэтому нам это обиднее всего. И нам это страшнее всего. И воспоминание о том, каким жутко криминальным местом был Нью-Йорк до середины 80-х годов, до начала 80-х, это воспоминание греет достаточно слабо и не сильно.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015