На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Охота на Тельмана Исмаилова

2017.02.08 , Момент истины , просмотров 2628

Вышел в свет фильм-расследование известного российского журналиста Андрея Караулова под названием «Охота», посвященный захвату предприятий азербайджанского олигарха Тельмана Исмаилова со стороны банка ВТБ.

Первый кредитный договор между группой компаний АСТ и «Банком Москвы» (позднее данный банк вошел в состав ВТБ) был подписан в 2006 году. В залоге у банка находились историческое здание ресторана «Прага», расположенное в начале старого Арбата общей площадью около 10 тысяч кв.м., торгово-офисный центр на улице Красная Пресня общей площадью около 16 тысяч кв.м., а также торговый центр в Измайлово общей площадью около 21 тысячи кв.м.

«Общая сумма кредита составила более 200 миллионов, - рассказывает Юлия Гайдукова. - Каждый объект был оценен в сумму чуть более 2 миллиардов рублей. Учитывая тогдашний курс доллара, эти три актива покрывали сумму кредита в три раза. Все эти объекты были сданы в аренду и приносили стабильный доход».

Почему Тельмана Исмаилова не смутило то, что полученный кредит в три раза меньше, чем реальная стоимость объектов?

«Отношения с «Банком Москвы» были замечательные, мы легко обслуживали кредит, всегда вовремя платили и проценты, и тело кредита, - говорит Гайдукова. - В общей сложности было выплачено 50 миллионов долларов в счет кредита и 70 миллионов по процентам. То есть, 120 миллионов из чуть более 200 миллионов было выплачено с 2006-го по 2010-й год.

В 2010 году у Тельмана Исмаилова начались сложности. Был закрыт Черкизовский рынок, где Исмаилов исключительно сдавал помещения в аренду, а ему приписывали чуть ли не проституцию и торговлю оружием. Было создано негативное общественное мнение и банк озаботился возвратом кредита. В 2010 году «Банк Москвы» впервые заговорил либо о реструктуризации, либо о возврате кредита.

Через какое-то время мы поняли, что денег на обслуживание кредитов у нас не хватает, проценты мы выплачивать не можем. Мы обратились к «Банку Москвы» с просьбой вместе решить эту проблему. Банк пошел нам навстречу и мы совместными усилиями нашли покупателя на два объекта из трех, а именно на бизнес-центр на Красной Пресне и на торговый центр в Измайлово. Была обозначена сумма в 150 миллионов долларов, при том, что непогашенный кредит на тот момент составлял 180 миллионов. То есть, если бы мы продали те два объекта, у нас остался бы кредит в 30 миллионов, по которому мы могли бы легко расплатиться - у нас хватало средств.

Все необходимые документы между банком и покупателем были подписаны и покупатель перечислил 15 миллионов в качестве аванса. После этого у «Банка Москвы» начались проблемы, пришло новое руководство. ВТБ стал заявлять, что «Банк Москвы» войдет в состав ВТБ и нашу сделку просто развалили».

Гайдукова считает, что в первую очередь руководство банка интересовал ресторан «Прага».

«Поэтому «Праги» и не было в той самой сделке, она не продавалась, - продолжает консультант. – А ведь желающие купить «Прагу» были всегда. Приходили арабы, которые хотели приобрести историческое здание и открыть там посольство. Предлагали нереальные деньги, чуть ли не полмиллиарда долларов за «Прагу». Поэтому предполагаю, что банк, в первую очередь, хотел захватить «Прагу». Это очень удобный объект во всех смыслах».

«Банк Москвы» вошел в состав ВТБ и, по словам Гайдуковой, сразу стало понятно, что тех доброжелательных отношений, которые были с «Банком Москвы», уже не будет.

«К тому времени мы уже начали процесс реструктуризации нашего кредита, - говорит она. - Одним из условий банка было поменять учредителей во всех трех компаниях. Однако в июне 2014 года все три объекта были захвачены людьми в масках. Это была не полиция. Пришли люди, которых мы впервые видели. Словно мы вернулись в лихие 90-е. Управление объектами перешло к банку ВТБ.

1

Мы рассчитывали, что в счет этих отнятых объектов нам спишут долг или какую-то его часть. Предлагали пригласить независимых экспертов, которые оценят объекты».

Однако представитель банка Андрей Пучков, с которым Тельман Исмаилов встречался лично, заявил бизнесмену, что все три актива оценивает в… 33 миллиона долларов, хотя ранее банк называл цифру в 250 миллионов.

«С учетом того, что на тот момент мы должны были банку 185 миллионов долларов плюс набежавшие проценты, нас 33 миллиона совершенно не спасали, - говорит Гайдукова. - И тут же банком были поданы иски на взыскание всей суммы задолженности. То есть, даже 33 миллиона банк не вычел из нашего долга.

На сегодняшний день Исмаилов, как поручитель по кредитам, должен банку более 200 миллионов. И этот долг с каждым днем растет, потому что банк насчитал на него и проценты, и штрафные санкции. Получается, что банк, забрав активы, которых было достаточно для погашения долга, предъявляет те же самые иски во второй раз. То есть, мы потеряли три объекта и остались должны.

Мы пытаемся отстаивать правду в суде. В основном, это Московский арбитражный суд, хотя некоторые процессы у нас идут по месту регистрации Исмаилова – в Московской области. По каким-то процессам мы уже дошли до Верховного суда. По сути, мы боремся с государственным банком. Мы боремся с системой и суды боятся вставать на нашу сторону. Мы проигрываем все суды.

Между тем, с двух из трех объектов банк получает по 30 миллионов рублей прибыли ежемесячно. Банк мог хотя бы снижать сумму долга нам, а не увеличивать ее. Мы предполагаем, что прибыль, полученную от объектов, банк использует против нас, нанимая адвокатов, специалистов».

Михаил Делягин сожалеет, что крупные российские банки, которые выдают кредиты коммерческим структурам под залог их активов, регулируются не очень хорошо.

«Центробанк почти не контролирует эти операции. В результате происходит захват объектов. Кредиты под недвижимость даются с единственной целью – захватить ее. Регулятор занят другим. Он контролирует банковскую систему, но не контролирует обычных бизнесменов.

Я допускаю, что оценка недвижимости Тельмана Исмаилова была сделана на пике рынка, и с того времени недвижимость сильно подешевела. Может быть, в два раза, теоретически можно представить, что и в три раза. Но не в восемь же раз. Это признак злоупотребления.

Это производит впечатление рейдерского захвата. И закон устроен так, что позволяет действовать банку подобным образом».

Бывший мэр Москвы Юрий Лужков считает, что государство должно защищать бизнесменов в таких случаях.

«Я думаю, что это интерес, - говорит он. - В стране должна быть линия защиты государства от таких крупных воров. Помните фильм «Процесс о трех миллионах»? Как восхищались вором, который украл миллион! Когда мы говорим о случаях крупного воровства, то реакция государства должна быть иной».

«Бизнесмены бегут из страны, в том числе из-за неуклюжих попыток раздеть их догола, - делает вывод Андрей Караулов. - Это все удары по президенту лично. У нас выборный год начался. Это удары по высшей власти в стране. Все бизнесмены убегут подальше от этого беспредела, а кто будет держать рубль? Кто же будет обращаться к банкам? Кто будет дальше после всех этих историй закладывать свои объекты? На что рассчитывают банки?

Я Тельмана Исмаилова знаю, наверное, лет 20. Кого я только ни встречал в его доме! Президенты, короли, генеральные прокуроры, министры разных стран. Исмаилов сыграл колоссальную роль в примирении России и Турции. Я это рассказываю впервые. У него невероятный авторитет не только в Азербайджане и Турции, но и в других мусульманских странах. Неужели в ВТБ не понимают, что это имиджевые потери нашей страны?»

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015